СТАРТОВАЯ ПЛОЩАДКА ЕЩЕ НЕ ГОТОВА

Интервью с младшим настоятелем Зороастрийской общины Санкт-Петербурга Михаилом Чистяковым

Журнал "Митра" № 9-10 2003 год

Санкт-Петербургской общине уже почти 10 лет. Что изменилось за это время? Какие процессы происходят сейчас в общине?
— Изменилось многое. Думаю, что главное то, что сами люди изменились, меньше стало наивности, больше появилось серьезности. Может быть, поэтому и численность общины пока не меняется: раньше люди притягивались на что-то таинственное, загадочное, мистическое, а зороастризм — религия жизни, в этом надо отдавать себе отчет. Многие ждут чудес, а чудеса надо делать самим, если, конечно, стоит. А нужно просто нормально жить. Должен быть покой в душе и духовное развитие. Внешне может показаться, что у нас вообще ничего не происходит, но изменения на самом деле очень большие. Дело ради дела, ради галочки ничего не стоит, нет смысла создавать видимость движения, если его нет внутри. А если внутри оно есть, если есть стремление — значит, задачи общины выполняются.

— Изменились ли Вы сами, Михаил? Может быть, Вы приобрели какие-то новые качества как священнослужитель, ведь Вы все это время являетесь младшим настоятелем и постоянно проводите еженедельные и празд¬ничные богослужения?
- Трудно оценивать себя объективно. Говорят, нет предела совершенству, но у каждого есть свой потенциал, и человек на самом деле не меняется, а раскрывает свои же скрытые качества. Иногда мне кажется, что я все тот же, но говорят, что изменения есть. И в худшую, и в лучшую сторону. Но это скорее человеческие качества. Я не считаю себя достойным называться священнослужителем, я пока только исполняющий обязанности. Священнослужитель — это пастырь, который должен быть образцом во всем, иначе не будет ему доверия, он должен быть мудр, должен знать Истину. Но за неимением «гербовой», как известно, пишут на простой. Сейчас мы фактически вышли на древний зороастрийский ритуал, но этого мало, это только одна часть религии и обязанностей пастыря и, может быть, не главная. Можно хорошо знать язык, традицию, ритуал, и при этом быть дрянным человеком — вот этого хочется избежать.

— Как расширились взаимосвязи общины и общинников за последние 10 лет с другими городами и странами?
- Эти связи действительно расширились. И внутри страны (имеется в виду СНГ), и с дальним зарубежьем. То есть сразу просто ничего не было, а сейчас у нас много друзей или просто знакомых по всему миру. Вначале связи налаживались между школами, основанными Павлом Павловичем Глобой в странах СНГ. Но многие там (да и у нас) до сих пор считают, что астрология и религия — это одно и то же. Астрология — ключ к познанию мира, и было бы странно делать из ключа культ. Наши представители ездили с проповеднической деятельностью в Минск, Киев, Москву, Мурманск, Полтаву, Днепропетровск, проводили там ритуалы, повязывание пояса кусти и пр. Но наши связи, конечно, шире. Мы общаемся с зороастрийцами Северной Америки, Зороастрийским колледжем Мумбая (бывший Бомбей, Индия), общиной Карачи (Пакистан). Их представители уже приезжали к нам, ведется переписка. В 2000 г. у нас в Санкт-Петербурге прошел Первый зороастрийский конгресс, который был организован общиной. На Конгрессе были представители и из Индии — наш друг Бурзин Аташбанд с семьей. У зарубежных зороастрийцев в некоторых вопросах мнение о религии отличается от нашего, но это другой разговор.

— Что Вы думаете о внешней и внутренней политике нашего государства в отношении религии?
- Церковь должна быть отделена от государства — это понятно. У нас, как кажется, сейчас происходит постепенное слияние одного и другого, я имею в виду православную церковь. Не должно быть духовного диктата — какая уж тут свобода совести?! Что не запрещено законом, конституцией, то должно быть разрешено. А у нас проводятся законы, фактически, о главенстве православного христианства. Я не против христианства, но за ду¬ши людей надо бороться честно, не с помощью законодательства. Почему в секты люди идут, а в церковь нет? Может быть, проблема кроется в самой церкви?

— Что общего, на Ваш взгляд, у зороастризма с другими религиями?
- Будем говорить, конечно, только о светлых религиях, не о сектах, не о ересях, не об откровенном сатанизме. Мне всегда в этом отношении вспоминается суфийский образ, приведенный Фирдоуси в «Шахнаме»: по океану плывут 70 кораблей, которые символизируют разные вероучения, но все они ведут в один порт — к спасению. Есть там прекрасные парусники, есть громоздкие пароходы, есть просто рыбацкие шлюпки, но цель то у них одна. Хотя доплывут не все, и от размера корабля это не зависит. «Титаник» ведь потонул. Религия должна вести к Богу, а не от него, вот главное. Зороастризм всегда гордился веротерпимостью, об этом много говорится в Авесте. Если одна церковь предает другую анафеме, согласитесь, это проблема самой этой церкви. Но сейчас конфессии не ищут общего, наоборот, ищут различия, и в этих различиях друг друга обвиняют. Я не за экуменизм, конечно, нельзя просто так собрать все вместе и сделать новую религию, корабли то разные. Но надо иметь воз¬можность выбора между кораблями. Все мы войско сил света, просто разные эшелоны, есть авангард, есть ты¬лы, есть ударная армия, авиация, флот и т.д. У каждого свои задачи. Глупо драться между собой. Кстати, так и в реальной армии, кто служил, тот знает: те, кто носили черные погоны, снисходительно относились к «краснопогонникам» и наоборот.

— Какие тенденции в современном мире способствуют развитию зороастризма в России?
- Вы можете себе представить зороастрийскую общину во времена застоя? Я с трудом. Инакомыслие на любом уровне должно было быть наказано. Может быть, даже и могла она тогда быть, но менталитет был не тот: как бы чего не вышло. Зороастризм — религия свободных людей, внутренне свободных, а у нас таких в то время было очень мало. Сейчас в людях появилось ощущение внутренней свободы, не у всех, конечно, но это уже шаг в зороастризм.

— Что такое «религиозный канон»? Какая работа проводится в общине по формированию зороастрийского канона?
- Нет никакого смысла формировать канон. Это все равно, что изобретать велосипед. Надо сначала изучить канон существующий. У нас много разговоров о том, что и как говорил Заратуштра, а кто, скажите, читал Гаты, Авесту? Поэтому в настоящее время задача номер один — не формировать, не разрабатывать, а изучать традиционный канон, и уже после этого, на его базе, не искажая духа канона, адаптировать его к нашим современным условиям. То есть речь может идти не о формировании, а об адаптации. Иначе мы превратимся в секту. Какая работа у нас проводится в этом плане? Прежде всего переводится Авеста. Это сейчас главная задача. Пока мы не встали на первую перекладину лестницы, до следующей нам не достать. Работы еще очень много, но мно¬гое уже и сделано. Конечно, канон не исчерпывается Авестой, также как христианский канон не исчерпывается Библией. Мы получаем много литературы из других стран как раз насчет канона, но, увы, все не на нашем языке. И это еще одно направление работы для нас. Вполне очевидно, что «отсебятины» в этом вопросе быть не должно. Я не согласен с тем, чтобы что-то менять, если это кому-то не нравится. А так канон пока у нас сводится к одной фразе: Благая Мысль, Благое Слово, Благое Дело.

— В чем заключается сокровенная сущность Гат Заратуштры? Какая работа проводится в общине по изучению Гат и другого духовного наследия древних ариев?
- Гаты, к сожалению, — главный объект всевозможных спекуляций. Почему? Потому что по поводу любого другого текста можно сказать: это позднее искажение. Пусть это от недопонимания, вернее, нежелания понять, но так говорят практически все, когда им это выгодно. А Гаты — это авторитет самого Заратуштры, тут уже не скажешь, что кто-то другой их написал и внес искажения сути. Это практически единственный текст в Авесте, авторство которого бесспорно. И вот тогда и начинаются спекуляции. Давайте разбираться. На русский язык Гаты переведены где-то на треть, не больше. Попытки переводить Гаты с английского языка просто смешны. Гаты — вообще очень сложный для понимания и перевода текст, там очень свободный язык, но это стихи, стихи высокие. Переведите Пушкина на японский язык буквально, потом на английский — поймут ли англичане о чем вообще речь? Так и тут. Это я говорю к тому, что к полному пониманию Гат мы еще не готовы. Гаты — это не наставление, не проповедь в обычном понимании. Это, скорее, размышление о смысле жизни, о задачах человека. В отличие от других текстов Авесты, в Гатах нет диалога Бога и Пророка. Говорит только Пророк, говорит от сердца. Это больше философское, а не религиозное сочинение. Это не канон в обычном понимании, это направление, в котором следует мыслить и жить. Христос ведь тоже не оставил канона, канон христианства составили позднее. Гаты — это костяк религии, ее внутренняя основа, поэтому совершенно глупо там искать разработанные ритуалы, советы на каждый день и т.д. В этом заблуждение многих современных исследователей, да и зороастрийцев тоже. Нельзя же любить в человеке только скелет, он состоит еще много из чего, на скелет вовсе не похожего. Но без основы все развалится, это стержень. Есть ли в Гатах эзотеризм? Да, конечно. Но для его понимания надо их знать досконально. Разные главы Гат имеют разную энергетику, разное содержание, разный ритм. Конечно, это не просто так. Попытки эзотерического понимания Гат предпринимались всегда, достаточно вспомнить знаменитого иранского священника средневековья Дат Спрама, он подсчитал количество слов, количество строф — это все надо тоже изучать. Скажем откровенно — к полному пониманию Гат мы еще не готовы. Что касается другого «духовного наследия древних ариев», то давайте разберемся, что имеется в виду. У нас зороастрийская община, поэтому речь должна идти о «зороастрииском духовном наследии», т.е. об Авесте. А то мы одно яблоко еще не съели, а уже за другим тянемся. Не должно быть эклектики. Это не значит замыкаться только на Авесте, но для нас это основа, стартовая площадка, а она еще не готова. Что касается Авесты, то многое уже ущ чается, кое-что лаже издано, например «Гимн Хаоме». Журнал «Митра» постоянно публи¬кует материалы по изу чению наследия, традиций. Так что работа ведется.

— Кого Вы считаете своим духовным учителем и наставником?

- Того, от кого я впервые услышал о зороастризме, — Павла Павловича Глобу. Практически все члены общины пришли в зороастризм благодаря ему.

— Что такое, на Ваш взгляд, свобода? Как Вы относитесь к такому понятию, как «стремление к идеалу»? Каково Ваше отношение к материальным благам?
- Это все разные вопросы. Первое. Свобода — это возможность развития. Если свобода нужна только для того, чтобы ни от кого и ни от чего не зависеть, мне не нужна такая свобода, это эгоизм. Зависимость не есть несвобода. Мы зависимы от своих близких так же, как они зависимы от нас, и в этом нет ничего плохого. Ребенок полностью зависим от родителей, пока не обретет самостоятельность. Освободите его — нужна ли ему свобода, если он еще ходить не умеет? И родитель столь же зависим от ребенка в этот момент. Главное, чтобы зависимость не переросла в диктат, чтобы не попиралась внутренняя свобода. Иными словами, свобода не есть вседозволенность. Свобода — это большая ответственность. Второе. Не вижу ничего плохого в стремлении к идеалу. Идеал — это Бог, любовь, целостность, конечно, к этому надо стремиться. Не следует только искать идеалы в этом мире, вернее, могут быть объекты для подражания, мы не можем от этого полностью отрешиться, тогда мы с головой уйдем в собственный внутренний мир и перестанем замечать окружающих, но нельзя творить кумиров. Кумир — штука хрупкая, им свойственно рушиться, и что тогда остается — пустота? Вот в этом, кстати, может заключаться объяснение свободы — не сотвори себе кумира. Третье. К материальным благам я отношусь положительно, но они, увы, не отвечают мне взаимностью. Зороастрийцы всегда нормально к этим благам относились, не строили из себя ханжей. Человек должен быть богатым и счастливым. Главное, чтобы материя не засосала, не поглотила.

— Для чего нужны храмы в религии? Когда, на Ваш взгляд, может быть воздвигнут зороастрийский храм в Санкт-Петербурге?
- Храмы — это специальные дома, где собираются молящиеся, где ничего не мешает общаться с Богом. Считается, что первоначально у зороастрийцев храмов не было, храмом была вся природа, но для наших северных широт и наших городов это едва ли приемлемо. Если будет община, будет и храм, это неизбежно. Когда? Когда будут средства. Построение храма — для нас не самоцель, главное — единство душ, остальное приложится.

— Каковы перспективы у зороастризма в России в эру Водолея на ближайшие 10-20 лет?
- Я не пророк, не предсказатель, могу только предполагать. Конечно, по-детски хотелось бы сделать какой-то прорыв, выйти на новый уровень, заявить о себе. Но готовы ли мы к этому? Если зороастризм заявит о себе во всеуслышанье, на нас с вами ляжет огромная ответственность за судьбы тысяч людей. Общине необходимо окрепнуть изнутри, а не снаружи, сейчас у нас подростковый период, мы еще не взрослые, и болезни у нас детские. Пока этого не произойдет, не думаю, что надо этот прорыв делать. Когда — не знаю. Мой принцип — капля камень точит, несмотря ни на что, мы растем. Может быть, у кого-то другое мнение — я буду рад выслушать. Но та стартовая площадка, о которой я говорил, у нас еще не готова. А так, развиваться мы будем, иного пути у нас нет.

Когда и где состоится Второй зороастрийский конгресс в России? Кто может быть приглашен на него?
Планировался он на осень этого года (2003), но подготовка ведется пока еще очень слабо. Нам предстоит приложить максимум усилий, чтобы второй Конгресс прошел еще лучше, чем первый, хотя бы потому, что к нам могут приехать многочисленные гости из-за рубежа, и им должно быть понятно, ради чего они приехали.

— Занимаются ли общинники самообразованием? Какие мероприятия проводятся в общине для расширения кругозора и духовного познания таинств религии?
- О самообразовании надо спросить у самих общинников. У нас есть группа изучающих английский язык, еже¬недельно проводятся семинары по астрологии, ведутся беседы на нравственные и религиозные темы. Мы регу¬лярно проводим совместные службы и праздники, после которых каждый может высказаться, поговорить на во¬лнующую его тему.

— Есть ли перспектива у зороастрийцев в нашей стране для занятия бизнесом? Каким его видам Вы отдали бы предпочтение: производство, торговля, образование и т.п.?
- Я не думаю, что честный бизнес у нас невозможен. Просто ему труднее. Бизнес, если он не противоречит совести и религиозно-нравственным принципам, есть дело богоугодное, ибо он на благо не только вам, но и лю¬дям. Каким видам бизнеса я отдаю предпочтение, затрудняюсь сказать. Вот есть семь священных профессий — им, наверное, и необходимо отдать предпочтение. А здесь и производство, и образование, и строительство, и здравоохранение, и т.д. Торговлей тоже хорошо заниматься — это связующая нить всего. Короче говоря, все, что не запрещено, разрешается.

— Какие задачи Вы считаете первостепенными для себя в настоящее время?
- Продолжать работать.

Интервью подготовила Галина Соколова

назад

08 День перед Атаром (Хварна) день.
12 Спента-Армаити месяц.
3754 год ЗРЭ

День перед Атаром (Хварна) день (Ав. Дадвах) День Создателя перед днем Атара.

День начался с восходом солнца в Санкт-Петербурге в: 08:17
Завтрашний день начнется в: 08:14
Текущее время Хаван-гах, осталось 02:41 часов.
Рапитвин-гах будет в 13:12 часов.

Фазы луны

Фазы Луны на RedDay.ru (Санкт-Петербург)

Традиционные зороастрийские праздники

с 16/03/2017 по 20/03/2017
с 21/03/2017 по 01/04/2017
26/03/2017