Встреча с экс-президентом Федерации Зороастрийских анджоманов Северной Америки «Фезана» Долли Дастур

Журнал "Митра" № 9-10 2003 год

В Санкт-Петербургской зороастрийской общине летом 2002 г. состоялась встреча с гостями из Канады — экс-президентом Федерации Зороастрийских анджоманов Северной Америки «Фезана» Долли Дастур и ее племянницей Шираз. По традиции, мы публикуем запись этой встречи.

Долли Дастур: Мы приехали в Россию специально, чтобы познакомиться с вами, так как на самом деле мы едем в Швецию. Нам сложно понять, почему русские люди хотят быть зороастрийцами, и поэтому мы решили встретиться с вами.
Татьяна Фурман: Когда к нам приезжали зороастрийцы из Индии, Америки и других стран, все они прежде всего задавали один и тот же вопрос — «почему мы решили стать зороастрийцами?»
D_D_Galina.jpg
Любовь Голосова: Я прошла обряд повязывания пояса кушти 4 года назад. По рождению же я была православной христианкой. Когда в нашем обществе наступил застой и религиозный, и идеологический, мое поколение начало искать новые пути. В это время Павел Павлович Глоба начал читать лекции по астрологии для широкой аудитории. При этом он постепенно знакомил нас и с зороастрийской религией, ее философией, мифологией, ее основами, космогенезисом. Я всегда интересовалась древней религией славян, поскольку родилась в Новгородском регионе, где очень много осталось дохристианских верований даже в быту. Узнавая и проникаясь этими родственными учениями, я поняла, что зороастризм — это религия, по принципам которой я хотела бы жить.

Д. Д.: Вы нашли в этом удовлетворение?
Л. Г.: Да. Я считаю, что мне очень повезло, потому что я нашла свое место в жизни.

Д. Д.: Я считаю, что религия — это что-то очень личное, интимное, и каждый человек должен почувствовать свое притяжение к зороастризму.
Т. Ф.: Я думаю, что те люди, которые этого не почувствовали, просто отошли от этого.
Алексей Максименко: Моя история примерно сходная с рассказанной. Но я хочу добавить, что в зороастризм меня привлекла прежде всего свобода духовного выбора человека и то, что каждый человек всегда может выбрать путь добра. Принципы зороастризма не являются какими-то догмами, в которые нужно беспрекословно верить, они вполне логично объяснимы, исходят из здравого смысла.
Юлия Самоделова: Надо отметить, что далеко не все те, кто думал, что он к религии зороастризма подходит, действительно оказались зороастрийцами.

Шираз: Наверное, Павел Глоба, в основном рассказывал вам про астрологию, но причем здесь религия? Мы не понимаем, какая взаимосвязь есть между астрологией и зороастризмом. Как Павлу Глобе удалось провести параллели между ними? И большой ли частью религии для вас является астрология?
Ю. С: Астрология — это профессия, а религия — это личная жизнь каждого. Конечно, эти два понятия отличаются. Мы познакомились с зороастризмом благодаря тому, что начали заниматься астрологией. Но это совсем не значит, что это одно и то же.

Ш.: Как все-таки, астрология соотносится с зороастризмом?
А. М.: Отождествлять, конечно, эти понятия нельзя. П.П. Глоба преподавал авестийскую астрологию, а зороастризм является мерой оценки всего того, что можно узнать с помощью звезд. Это моральный критерий, как относиться ко всем явлениям.

Д. Д.: Узнавали ли вы о смысле религии из Гат, из учения Заратуштры?
Ю. С: Безусловно, изучали первоисточники — Авесту, Видевдат и т.д. Узнать что-то от П.П. Глобы -это еще не значит научиться всему у него. Есть же первоисточники, переведенные на русский язык.

Гостям были подарены два разных издания «Авесты» и книга «Зороастрийская мифология» И.В.Рака. Они проявили большой интерес к этим книгам.

Т. Ф.: Что зороастрийская религия, значит для вас, Шираз, как для. представителя молодого поколе ния? Я задала этот вопрос в связи с тем, что люди пожилые, относятся к религии серьезно, а молодые — по-разному.

Ш.:
Мне не пришлось, с одной стороны, делать выбор, потому что это религия моих родителей, моих предков, и это всегда было вокруг меня. Я воспитывалась в зороастрийской среде. Когда мне было восемь лет, мы уехали из Индии. А с другой стороны, чем старше я становлюсь, тем больше мне нравится эта религия по тем же причинам, что и Алексею, мне нравится прежде всего свобода. Но я не практикую ее том виде, как этого хотело бы старшее поколение. Я считаю, что представители моего поколения склонны, вообще, практиковать зороастризм несколько по-другому, и неизвестно хорошо это или плохо. Я хочу всвязи с этим спросить Ларису — ты сама выбираешь зороастризм или это выбор твоей мамы?
Лариса Захарова: Вначале, когда моя мама решила стать зороастрпйкой, я очень критично к этому относилась. Я пыталась ее опровергнуть, но для того, чтобы что-то опровергнуть, надо это узнать, понять и уже тогда убедительно доказать свое мнение. Но чем больше я узнавала о зороастризме, тем лучше понимала, что опровергать-то нечего, что это не только не противоречит моим убеждениям, но и я полностью согласна почти со всем. Более того, оказалось, что по большому счету я, сама не подозревая, уже жила по каким-то зороастрийским принципам. Я стала очень уважать эту традицию и постепенно, углубляясь в нее, осознанно приняла зороастризм как свою религию и философию.
Vstrecha_D_D.jpg
Д. Д.: В ваших семьях один человек является зороастрийцем или вся семья?

В ответ на этот вопрос гостям были представлены зороастрийские семьи, присутствующие на встрече, а также показаны фотоальбомы праздников и будней Зороастрийской общины Санкт-Петербурга, в том числе фотографии детского праздника на встрече с зороастрийцем из Стамбула.

Д. Д.: Ваши дети тоже будут зороастрийцами?
Михаил Чистяков: Дети пока подрастают, а дальше выбор религии мы оставляем на их усмотрение.
Д. Д.: В 2005 г. будет Международный конгресс зороастрийцев в Лондоне. Вы могли бы тоже туда по¬ехать. Вы, наверное, уже знаете, что есть мировой конфликт между двумя группами зороастрийцем. Одна, ортодоксальная группа в Индии, настаивает на том, что только те, кто по рождению являются зороастрийцами, т. е. если родители были потомственными зороастрийцами, могут таковыми считаться, а остальные — не признаются зороастрийцами. Другая группа признает зороастрийцев по убеждению.
М. Ч.;А вы как считаете?

Д. Д.: Я не могу решать, можете или не можете вы считаться зороастрийцами. Это выбор каждого человека. Но пока мы жили в Индии, то там, действительно, очень строго считалось, что наши дети, молодые люди, должны вступать в брак только со своими единоверцами, теми, кто в этой религии. Когда же мы переехали в другие страны, то увидели, что все больше и больше людей женятся и выходят замуж за «чужих». Конечно, я считаю, что было бы неправильно сразу принимать каждого, кто говорит: «Я хочу быть зороастрийцем». Другой вопрос, когда люди действительно интересуются зороастризмом глубоко, изучают, занимаются этим серьезно.
Ш.: Я очень удивлена, что вам так много удалось уже узнать о зороастризме. Я знаю, например, одну небольшую общину в Канаде, так там большинство людей о своей религии знает значительно меньше, чем вы.
Ю. С: Это как раз относится к тому вопросу — нужно брать «чужих» или не нужно. Когда система очень закрыта, она становится все меньше и меньше и перестает эволюционировать. А свежие люди — это не толь¬ко возможность количественного роста, но, и прежде всего качественного.
Т. Ф.: Это касается и нашей общины тоже, нас как людей, имеющих тенденцию тоже иногда закрываться.
Л. Г.: Наступает новая эра, эра Водолея, и христианская религия уже не будет так доминировать. Сейчас в христианстве происходит много внутренних конфликтов. В частности в Америке ряд широко известных скандалов... У нас в России в христианстве стало много формальностей, для многих людей религия уже не отвечает на их насущные вопросы, и они ищут новые формы выражения... Не хотите ли вы помогать людям неверующим, не нашедшим свою веру, определиться в этой жизни, вести религиозную пропаганду"? Ведь зороастризм отвечает на все сложные вопросы просто и доступно.

Д. Д.: Да. В последнее время мы начали вести группы в Интернете. Эта акция называется «Создание познания». Мы уже думаем о том, что люди, живущие рядом, ничего не знают о зороастризме, поэтому мы стали писать книги, стараемся больше давать публикаций, сделали небольшой фильм. В следующем номере журнала «Фезана» будет опубликована маленькая книжка об основах религии. Мы постараемся прислать вам этот журнал.
Ш.: У нас все еще существует проблема браков с «чужими». Если кто-то из зороастрийской семьи выходит замуж или женится на «постороннем» человеке, то неизвестно — примет ли его община или нет. Даже если он захочет стать зороастрийцем. Это еще большой вопрос. С детьми это решается проще, а вот муж или жена «со стороны» — это большая проблема.
Л. Г.: Есть ли хоть один американец, который по определению не может быть зороастрийцем, который все-таки стал им?

Д. Д.: Один есть, и еще в апреле этого года одна женщина также прошла обряд повязывания пояса кушти, она тоже очень много знает о религии, изучала ее серьезно. Кроме того, есть даже группа Али Джифари, которая сейчас обращает людей в зороастризм, и они становятся зороастрийцами. А когда вы празднуете Навруз?
А. М.:21 марта, в день весеннего равноденствия.

Д. Д.: Мы празднуем так же, хотя некоторые зороастрийские общины в разное время отмечают Навруз.
Елена Климова: Когда, была организована зороастрийская община в Канаде?

Д. Д.: Наша организация была создана самой первой, в 1935 году. Наша община в Торонто самая старая. В Канаде в 4 городах всего 4 общины: в Торонто, Монреале, Эдмонтоне и Ванкувере. В Америке существует 19 общин. В 1935 г. мы организовали свою Федерацию. Каждый год проходят выборы. В администрацию входят: президент, вице-президент, секретарь, казначей и помощник казначея. Но Федерация решает только нерелигиозные вопросы, потому что есть еще совет мобедов, священников. Работа ведется комитетами. Есть комитет, который собирает деньги. Взносы в общине небольшие, но есть еще фонд, который тоже собирает деньги.
Александр Горщарик: Какова численность зороастрийцев в Канаде?

Ш.: В Торонто 6 тыс. зороастрийцев. В Монреале очень мало — 300 человек. У нас самая большая община за пределами Индии. Во всей Северной Америке примерно 30 тыс. зороастрийцев.
Д. Д.: Проблема в том, что мы не можем быть уверены в точной численности зороастрийцев. Мы пытаемся аккуратно всех зарегистрировать, но не все люди дают о себе знать. Мы трижды собирали список телефонов, и каждый раз все больше и больше выявлялось неучтенных людей. Так что рост численности происходит за счет выявления неучтенных членов общин. Многие зороастрийцы, давно приехавшие в Америку, не сообщают о себе сведений, пока мы сами их не найдем. Ведь зороастризм — это религия, в которой ты можешь жить сам по себе.
М. Ч.: А за счет детей идет увеличение общины?

Д. Д.: Нет. В среднем зороастрийские семьи имеют троих детей, а сейчас все чаще двоих или одного. В последнее время резко увеличилось количество зороастрийцев в Иране. Считалось, что их 30-40 тыс. человек, а сейчас выявилось 90 тыс. И за счет этого возросла цифра количества зороастрийцев в мире. Есть также группа людей в Таджикистане, в Душанбе, которые утверждают, что имеют иранское происхождение и хотели бы вернуться в зороастризм.
М. Ч.: Оказываете ли вы взаимопомощь бедным, и многодетным семьям?

Д. Д.: Есть комитет, который занимается помощью. Сейчас мы помогаем студентам, но эта помощь не
очень большая. Стипендия — 1000 долларов на двоих студентов, но этого не хватает даже на один курс. Мы помогаем им хотя бы купить книги и т.д. В Канаде государство лучше заботится о людях, правительство оказывает социальную медицинскую помощь, но когда мы узнаем, что кто-то нуждается, мы, безусловно, помогаем.
Ш.: У нас община больше, чем ваша, и у нас это лучше организовано. Желающие помогают пожилым людям, заботятся о них. Те люди, у которых есть возможность, помогают детям, организовывают летние лагеря и т.д. И даже священники по желанию проводят какие-то акции помощи. Есть система фондов, похожая на вашу систему списков, ведомостей, и мы поощряем людей, чтобы они сдавали деньги. Но, кроме того, есть несколько очень щедрых богатых людей, которые постоянно целенаправленно сдают деньги. Дважды было так, что умирающие люди завещали свое состояние этому фонду. Та книга, которую мы вам подарили, также была издана на пожертвования, поэтому эти книги раздаются бесплатно. Каждый раз, когда у нас есть отдельный проект, мы просим сдавать деньги на него. С каждого собирается понемногу, чуть-чуть, кто-то дает больше. Но самое главное свидетельство — это журнал «Фезана».
М. Ч.: Журнал «Фезана» как-то окупается или тоже существует на пожертвования?

Д. Д.: Есть деньги, которые платят за подписку, но их не хватает. Так что его еще субсидируют желающие помочь и сама организация. А как вы печатаете «Митру»?
М. Ч.: Примерно также. Путем героических усилий Галины Николаевны Соколовой. Расскажите, пожалуйста, про ваши молитвенные дома и о том, как вы проводите ритуалы.

Д. Д.: В Северной Америке в 6 городах — Нью-Йорке, Чикаго, Хьюстоне, Лос-Анджелесе, Сан-Хосе и Торонто есть помещения для молитв, куда люди приходят, чтобы помолиться. Там горят «огни», но они неосвященные. Они не горят 24 часа в сутки. В некоторых общинах священник каждое воскресенье зажигает огонь и проводит молитвенную службу.
М. Ч.: У нас такие же ритуалы происходят в субботу.

Д. Д.: На Навруз зажигают большой огонь, проходит большой Джашан. Отмечаются Гахамбары. Проводятся также специальные церемонии, когда кто-то умирает. Перед Наврузом 5 дней проводятся специальные ритуалы с молитвами за всех умерших.
М. Ч.: Мы также проводим ритуалы по случаю, за 5 дней перед Наврузом, в «дни плача и скорби».

Д. Д.: Во всех этих местах, где соблюдают ритуалы, есть маленькие масляные лампы, а в большинстве домов также пользуются маленькими лампадками. Когда мы жили в Индии, у нас в доме был огонь, и мой отец молился как минимум 5 раз в день. Но сейчас я этого не делаю, молюсь 1 раз перед сном.
М. Ч.: Какие молитвы вы читаете, перевязывая пояс? Просто кушти или что-то еще"?

Д. Д.: Да, кушти. Но если я иду на Джашан, то, конечно, читаю больше молитв. Молитвы я читаю на авестийском языке, но нашим детям это сложно, они могут читать на английском. Один из моих сыновей стал мобедом. Учить священников начинают в очень молодом возрасте — 13-14 лет. Их посылают учиться в Индию. В Америке мобедов не готовят. В зороастрийской среде есть мнение, что необязательно проходить полный курс обучения, но я считаю, что его все-таки надо пройти полностью. В конце обучения буду¬щие священники молятся 21 день. Они не должны ничего касаться в это время, чтобы им было разрешено потом проводить ритуалы. После этого они уже сдают экзамен.
М. Ч.: Наш друг из Бомбея — Бурзин Аташбан рассказывал, что даже спать лежа нельзя во время этих 21-дневных молитв. Есть ли у вас паломничество по святым местам, и какие места вы почитаете как особо значимые для вас?

Д. Д.: Я специально ездила в Иран. Это и есть особо значимое место, поскольку все началось в Иране. Прежде всего это храм Аташ-Кады. Но это не Мекка, это не такое святое место, куда может быть организовано паломничество. Просто все больше людей интересуется тем, откуда, собственно, все началось. И второе особо значимое место для нас — это Удвада в Индии. Сюда привезли огонь из Ирана, когда несколько веков тому назад в Индии поселились зороастрийцы. Это то, с чего начался зороастризм в Индии. Если вы решитесь туда поехать, то в Индии вам не позволят войти в храм. В Иране же вы можете пойти куда угодно, и вас не остановят, так же как здесь в России, может любой войти в христианский храм. В Северной Америке в некоторых городах можно посетить храм огня, а в некоторых — нет. Это все-таки неосвященные храмы. В Лондоне существует молитвенный дом, и туда пускают посторонних без ограничения, за исключением каких-то особых моментов, когда читаются специальные молитвы.
Л. Г.: Как же в Индии определяют «чужих»? Ведь там такое количество народа.

Д. Д.: У зороастрийцев другие лица. Они выглядят не так, как индусы, хотя, конечно, нельзя сказать, что ни один посторонний не заходил в храм. Такое случалось. Но если зороастрицы увидят «чужого», они обязательно остановят.
Л. Г.: Знакомы ли вы с госпожой Михр Мастер Муш из Зороастрийского колледжа (Индия, Бомбей)?

Д. Д.: Да. Мы познакомились, когда ездили вместе в Иран. Сейчас мы переписываемся. Михр Мастер Муш — зороастрийка, и ее признают таковой, но она придерживается других взглядов относительно религии. Мы разные. Наши мнения не во всем совпадают.
Ш.: После того, как вы многое узнали о зороастризме, можете ли вы сказать, что в религии есть что-то такое, что вы не принимаете и не хотите принимать?
М. Ч.: Мы еще не настолько досконально знаем зороастрийскую религию, чтобы судить, что мы принимаем, а что — нет. Надо сначала узнать все очень хорошо. А так мы можем просто чего-то не понимать сейчас.
Е. К.: А есть ли такие моменты, которые вы не хотите принимать?
Д. Д.: Я хочу высказать свое мнение по поводу Видевдата. Среди зоро&стрийцев есть люди, которые строго придерживаются написанного, они считают, что люди, рожденные вне религии, не могут быть зороаст-рийцами. Но есть люди, которые считают, что Видевдат — это просто список правил, и он верен для людей того времени, но не сегодняшнего.
М. Ч.: Мы тоже считаем, что его нужно адаптировать для нашего времени.

Д. Д.:
Действительно, есть вещи, которые сейчас просто неприемлемы. Кое-что просто не соответствует нашей современной жизни, действительности.
Николай Петров: Что вы считаете главным в зороастризме?
Д. Д.: Раньше я очень многого не знала о своей религии. Я выросла в Индии, и религия была просто частью моей жизни, она окружала меня и я не задумывалась о ее смысле. Все молились вокруг меня, и я молилась. Но когда я переехала в Канаду и начала заниматься делами общины, я уже стала изучать зороастризм, читать книги и т.д. Но и сейчас я знаю пока еще очень мало. Мои познания в религии значительно меньше, чем, например, у Михаила Чистякова. Я считаю, что главная идея зороастризма, и она больше всего меня привлекает, — это идея борьбы добра и зла и возможность и необходимость выбора добра каждый раз, ответственность за то, что ты увеличиваешь добро в мире и уменьшаешь зло.
Н. П.: Что, на ваш взгляд, сложнее — увеличивать добро или уменьшать зло?
Д. Д.: Смысл и состоит в том, что нельзя находиться где-то посередине, когда человек увеличивает добро, зло само уменьшается. Эти процессы идут одновременно. Это результат одного выбора..Есть некое коллективное добро, и каждый из нас должен туда вложить свой кусочек, свою долю. Я верю также во Фрашекерети (Фрашегирд) и считаю, что это самая красивая часть религии.
Ю. С: Мы все в это верим. А у вас остались родственники в Индии?

Д. Д.: Там жила вся моя семья. Родители умерли, но сестра и брат до сих пор живут в Индии. Все мои дети выросли в Канаде, но родились они в Нигерии, так как в то время мы жили там. Я работала там в университете. Тогда многие люди из Индии выезжали в Африку по контракту.
А. Г.: На африканском континенте есть зороастрийцы?

Д. Д.: В то время мы были единственной зороастрийской семьей.
А. Г.: А я читал, что в Заире есть зороастрийцы.
Д. Д.: Может быть. Ведь мой папа тоже был из Восточной Африки, и я там родилась.
А. Г.: Есть ли у зороастрийцев свои песни и музыкальные гимны?

Д. Д.: Каких-то установленных мелодий нет. У нас сейчас один человек из Монреаля проводит исследование, существует ли музыка в чтении молитв. Он пришел к выводу, что зороастрииские молитвы не исполнялись под какую-то определенную конкретную музыку. Все поют по-разному.
Ш.: Старых песен нет, но за последние несколько лет появились песни, которые мы поем вместе, когда собираемся. Обычно это простые песни, но есть и специально посвященные зороастризму. К сожалению, я не
вспомню сейчас конкретных слов, но в одной такой песне сообщается о том, что мы — зороастрийцы. По всей вероятности, она была придумана с целью поддержать и объединить зороастрийцев во всех уголках мира.
А. Г.: Поддерживает ли государство и правительство в Канаде и Америке зороастрийские общины"?

Д. Д.: В Канаде более лояльная политика, чем в Америке. Канадцы считают, что каждый должен держаться своих национальных корней, так что правительство поощряет небольшие религиозные группы и немного, но все-таки поддерживает нас. Когда у нас намечается большое мероприятие, то мы обращаемся к правительству за помощью. Например, на проведение конгресса мы получили грант, нам выделили небольшую сумму денег. В Америке же все наоборот, там считается, что все должны становиться американцами. Они очень оппозиционно настроены к людям, которые не хотят американизироваться. Так что на их поддержку рассчитывать не приходится.

Ш.: Как на практике в жизни проявляются ваши религиозные убеждения?
А. М.: Мы соблюдаем ритуалы, отмечаем зороастрийекие праздники, Навруз, Гахамбары, у нас проходят еженедельные службы с чтением молитв. Большой огонь мы зажигаем только на Джашан. но стараемся, чтобы лампада горела у нас всегда. Мы стремимся строить свою жизнь согласно главному принципу зо¬роастризма — «благая мысль, благое слово, благое дело». Заботимся о том, чтобы наши действия не навредили миру. Издаем журнал, посвященный зороастризму.

Д. Д.: Как вы научились проводить Джашан?
М. Ч.: По книгам, видеоматериалам, наставлениям Павла Павловича Глобы и т.п. Но вообще, нам хотелось бы иметь больше информации о ритуалах, не только повседневных, но и каких-то специальных. Особенно, конечно, помогли бы видеоматериалы.

Д. Д.: Видеоматериалов о Джашане нас нет, но на тех СД-дисках, что мы вам привезли, есть молитвен¬ная служба с Джашана.
Л. Г.: В Видевдате описаны 16 благих земель, и часть этих земель идентифицирована, и в частности Павлом Павловичем Глобой соотнесена с территорией нашей страны. Например, Ладога, Байкал, земли между Волгой и Доном. Допускаете ли вы, что часть этих благих земель может находиться на нашей территории? Мы молимся за то, чтобы эти земли стали благими, и надеемся, что это будет содействовать возвращению сюда зороастрийской религии.

Д. Д.: Я не знаю, что думать по этому поводу. Но я знаю точно, что на бывшей территории вашей страны, бывшего Советского Союза, зороастрийцы были. Это Азербайджан, Таджикистан, Узбекистан, Казахстан, русская территория Турции — Анатолия.
Т. Ф.: Знаете ли вы что-нибудь об Аркаиме? Это полузакрытая информация. В нашем журнале «Митра» печаталась серия статей об Аркаиме. Этот город считается прародиной всего арийского народа. И это не только наша точка зрения. Доктор наук, археолог Зданович, который открыл этот город, тоже так считает. Во второй главе «Сказание об Йиме» Видевдата описывается очень похожий на Аркаим город-вара. Аркаим датируется вторым тысячелетием до н. э. Он находится на юге Урала.

Д. Д.: Может быть, я слышала об этом. На конгрессе в Северной Америке по религиям был прочитан доклад об открытии города, где возможно, был похоронен Заратуштра. Показывали фотографии очень похожего на Аркаим города. Я хотела спросить, почему у вас трехцветный пояс? У нас никогда не было трехцветных поясов. Мы смотрим и удивляемся.
Ю. С: Это подготовительный вариант поясов. Сейчас уже у многих пояса белые. Некоторые пока их меняют. В трехцветном поясе каждый цвет символичен, они посвящены трем мирам — миру Меног, Ритаг и Гетиг. Мы знаем, что есть специальные способы, как делать кушти, но возможности точно следовать традициям у нас нет. Тем не менее, в наших поясах все-таки 72 нити, они плетутся с определенным ритуалом, молитвами. С чего-то ведь надо начинать. Если же говорить о национальных традициях, то плетение трехцветной косы — это было всегда в русской традиции.

Д. Д.: В книге, которую мы вам подарили, рассказано, как надо плести пояс кушти, а также о том, что означает каждая его часть и т.д. Но когда мы были в Иране, то видели, как старые женщины делают кушти. Это было не так, как делают кушти в Индии, т. е. даже в Иране и Индии пояса плетут по-разному. В Иране практика изменилась, так как после мусульманского завоевания зороастризм ушел в подполье, судрех и кушти не носили и сейчас не носят из-за тяжелой политической ситуации. В Индии же пояс кушти носят 78% зороастрийцев.
А. Г.: Как выбирается место для храмов, арендуется ли здание или строится с нуля? Наша община собирается взять землю и построить храм, но хотелось бы знать, как это сделать. Есть ли определенные кано¬ны строительства храмов?
Д. Д.: В Америке нет освященных мест и храмов. И строятся они по-разному. В Торонто община купила старое здание и переделала его, в Чикаго построили новое. Старые здания выбирают с тем условием, чтобы огонь в них располагался на востоке, либо переделывают их, «переориентируют». Но сейчас мы хотим в Торонто и в Лондоне иметь освященные огни и готовим специальную церемонию перевоза огня из Индии. Поскольку наша община в Торонто очень большая и все увеличивается, мы хотим купить большой участок земли и построить храм и общинный центр, а также квартиры для пожилых людей, которые бы захотели жить там. Когда здание просто арендуется, то, конечно, каких-то особых трудностей в переоборудовании нет. Это молитвенный дом, куда приходят молиться, где проводят службы и т. д. Но в освященном храме самое главное — это огонь, который собирают во много ступеней из большого количества разных огней. Когда-то в Индии закрывали один какой-то храм, поскольку там уже не жили люди и были какие-то проблемы, тогда священный огонь просто перенесли в другое место. Но однажды огонь нужно было перевезти на дальнее расстояние на самолете, который обычно летел над водой. Тогда возникли определенные трудности, потому что пришлось брать специальное разрешение для того, чтобы лететь над землей и чтобы летчик был обязательно зороастрийцем.
Т. Ф.: Как же вы собираетесь перевезти огонь в Америку?

Д. Д.: Так как иного пути в Америку без пересечения воды нет, то мы приняли решение, что, во-первых, повезут огонь все-таки не самого высокого уровня, а, во-вторых, все священники соберутся в этот момент вместе, будут молиться и стараться освятить путь огню — землю, воду и т. д.
А. Г.: В Германии вышла книга Павла Глобы «Живой огонь» на немецком и английском языках. Там также готовится к изданию книга обо всех зороастрийских общинах в мире. До нас дошли сведения, что в США издана большая книга обо всех зороастрийских храмах в мире...

Д. Д.: Эта книга еще готовится к изданию и пока неизвестно, когда она выйдет. Помните, вы посылали нам символ вашей петербургской общины? (Этот символ печатается каждый раз на последней странице об¬ложки журнала «Митра»). Так вот, когда мы делали килт, лоскутное одеяло для конгресса, ваш символ то¬же был туда включен.
М. Ч.: Недавно вы были в Москве. Встречались ли вы там с зороастрийцами? Там тоже есть зороастрийская группа.

Д. Д.: Мы не знали о вашей группе в Москве, иначе обязательно встретились бы с ними. Но мы встречались с зороастрийцами из Таджикистана, Афганистана и Азербайджана. Сейчас мы едем в Швецию, чтобы встретиться с мобедом, который, в частности, повязывал пояса в Минске.
М. Ч.: Какие отношения у вас со шведской общиной? Как мы поняли, они больше контактируют с Али Джифари?
Д. Д.: Я их еще не знаю. Мы только переписываемся, но еще не встречались. Некоторые люди в Север¬ной Америке, в том числе и я, думали, что шведская община вместе с Али Джифари, но в Москве говорят, что это не так, что они думают по-разному. Я как раз хочу это выяснить при встрече.
М. Ч.: В Швеции есть некоторые одиозные личности, которые по определению не могут называться зороастрийцами, однако они представляют шведскую общину. Например, Александр Бард.

Д. Д.: Мы тоже относимся к этому негативно.
А. Г.: А как вы относитесь к соотношению таких понятий, как зороастризм и масонство? Нам была подарена одна книга, в которой мы прочли, что многие зороастрийские священники были масонами.

Д. Д.: Это связано с тем, что в Индии во времена британского владычества считалось престижным быть гла¬вой масонской ложи. Но масонство не имеет никакого отношения к зороастризму. Сейчас британцев масонов в Индии нет, количество их уменьшается. Мой отец тоже был масоном. Но, повторяю, что это абсолютно независимые понятия, и взаимоотношений между зороастризмом и масонством нет никаких. И нам это также не нравится.
Н. П.: Мы с этим полностью согласны. Какие выводы вы для себя сделали, посетив Санкт-Петербург, нашу общину?

Д. Д.: Я поражена тем, что увидела. Мне все это очень интересно. После встречи с вами у меня сложилось совсем другое впечатление по сравнению с тем, что я представляла себе до того, как приехала. Меня все-таки еще несколько смущает и тревожит ваш интерес к зерванизму и астрологии, но это личные сомнения. И я, действительно, очень счастлива, что все-таки сама познакомилась с вами и теперь могу написать о вас.
Ш.: На меня тоже ваша группа произвела очень большое впечатление. О зороастрийцах в мире известно только как об огнепоклонниках. Многие считают, что зороастризм — это лишь какой-то странный культ. И когда кто-то начинает интересоваться зороастризмом, заявлять о своей принадлежности к религии, мы прежде всего обращаем внимание на то, что именно они принимают за религию. Настоящее учение или некий странный культ огнепоклонничества, мнение о котором очень распространено в мире. Это похоже на то, о чем говорила Лариса, она боялась, что ее мама может просто попасть в какой-то культ. Но сейчас мы видим, что вы действительно серьезно к этому относитесь, и очень глубоко изучаете зороастрийское учение.

Д. Д.: Некоторые люди верят в то, что все религии в своей основе благие, учат хорошему, и поэтому менять религию не надо, потому что если вы меняете свои убеждения один раз, то можете потом поменять еще и еще раз.
Ю. С: Для того, чтобы что-то выбрать, нужно понять, что каждая религия из себя представляет и осознанно подходить к выбору, т. е. надо понимать, что выбираешь. Но то, о чем вы сказали, тоже случается, и такое было и в нашей общине с некоторыми людьми.

Д. Д.: Как к вам относится ваше правительство? Оно вмешивается в то, что вы делаете?
М, Ч.: Сейчас введены достаточно жесткие ограничительные законы против религиозных новообразований. Но нас, к счастью, это не касается, так как мы успели зарегистрироваться до этого, в 1994 г.
Н. П.: Что вы считаете в зороастризме самым сложным для себя?

Д. Д.: Все время, постоянно носить судрех и кушти: и в школе, и во время занятий спортом, а также дать объяснение, когда дети спрашивают — какая ваша религия? Ведь они о зороастризме действительно ниче¬го не знают.
М. Ч.: А существуют ли для детей зороастрийские школы?

Д. Д.: В Северной Америке специальных зороастрийских школ нет, есть воскресные классы. Но в Ин¬дии зороастрийские школы были и существуют до сих пор. Это значит, что они финансируются богатыми зороастрийцами, там учатся в основном дети зороастрийцев, хотя и простые дети тоже могут туда ходить.
А. Г.: В индийской армии есть зороастрийцы? Служат ли в армии священники?

Д. Д.: Главнокомандующий вооруженными силами Индии был парс. Мой отец был военнослужащим. Сейчас я продолжаю его дело. Зороастрийские священники в армии служат, но они идут туда не как священники, а как воины. Например, один зороастрийский священник в Вашингтоне был бригадиром индийской Армии, занимал там высокое положение. Вообще, зороастрийская община в Индии небольшая, но количество знаменитых людей в ней необычайно велико. Это самые крупные промышленники, кораблестроители. Главный судья, глава коллегии адвокатов, глава армии, лучшие врачи Индии — зороастрийцы. Муж Индиры Ганди и их сын были зороастрийцами. И тот, кто сделал индийский флаг,— это канцлер Индии — тоже зороастриец, это женщина.
А. Г.: Я где-то читал, что четверо нобелевских лауреатов — зороастрийцы.

Д. Д.: Многие зороастрийцы в Индии получили высшие награды правительства. Даже в те времена, когда в Индии была очень низкая грамотность, у зороастрийцев грамотность была стопроцентная. Хорошее образование очень практикуется в зороастрийских общинах. И даже в Канаде наши дети имеют лучшее образование, нежели средний канадец по стране. А в Иране все наоборот. Исламское правительство сильно давило на зороастрийцев, поэтому они не имеют возможности дать детям хорошее образование.
Галина Соколова: Шираз, кто вы по профессии? Вы учитесь или работаете?

Ш.: Я занимаюсь бизнесом. У нас семейный строительный бизнес. Сейчас есть международная зороастрийская палата коммерции, которая объединяет зороастрийских бизнесменов.

Встреча закончилась совместным прочтением молитвы Ашем Boxy. Шираз и Долли Дастур пожелали всем общинникам удачи, счастья, а также выучить английский язык к их приезду на следующий Зороастрийский конгресс.

Запись встречи с гостями из Канады подготовила Лариса Захарова

Опубликовано в журнале «Митра»№ 5-6 (9-10) стр 137-144

02 Вохуман день.
06 Шахревара месяц.
3755 год ЗРЭ

Вохуман день (Ав. Воху Мано) Благой Ум. Покровитель благих животных.

День начался с восходом солнца в Санкт-Петербурге в: 05:24
Завтрашний день начнется в: 05:26
Текущее время Ушахин-гах, осталось 02:34 часов.
Хаван-гах будет в 05:26 часов.

Фазы луны

Фазы Луны на RedDay.ru (Санкт-Петербург)

Традиционные зороастрийские праздники