ОДИН ДЕНЬ В ИРАНЕ, КОТОРЫЙ ПРЕДВОСХИТИЛ БУДУЩИЕ СОБЫТИЯ. Захарова Л

Журнал "Митра" № 9 (13) 2007 год

Лариса Захарова,
СанктПетербург

ОДИН ДЕНЬ В ИРАНЕ, КОТОРЫЙ ПРЕДВОСХИТИЛ БУДУЩИЕ СОБЫТИЯ

Визиту Камрана в Россию предшествовала поездка в Иран нескольких человек из России осенью прошлого года. Поездка в Иран была запланирована известной в определенных кругах путешественницей Светланой Каменевой из Перми еще в 1992 г. Сложная политическая обстановка в Иране не позволяла это сделать до октября 2007 г., когда Светлана с Константином Старостиным, старостой Зороастрийской общины, со мной и своим отцом Владимиром Петровичем все-таки решилась на эту поездку. Визит в Иран продолжался неделю, однако в это время были заложены очень важные события, которые открыли дверь в будущее.
…Изначально мы не знали, как все это произойдет. Самой главной целью нашей поездки было посещение зороастрийских святынь на иранской земле. Но каким образом сделать это, не имея в Иране никаких знакомых, не зная координат этих мест, мы не представляли. И мы решили наше путешествие начать с города Йезда, который считается зороастрийским центром Ирана, где живет наибольшее количество зороастрийцев. После приземления нашего самолета из России в Тегеран мы сразу же отправились в местный аэропорт, где уже были заранее забронированы билеты в Йезд. Таким образом, рано утром мы высадились в Йезде и на такси отправились в главный зороастрийский храм Аташ-кадэ.
В журнале «Митра» уже было опубликовано несколько фотографий этого храма. Но когда мы вошли в ворота прекрасного сада с розами и гранатами, с чудесным круглым озером, я не поверила своим глазам. Это было похоже на сон. Двери храма нам открыл садовник, и мы очутились перед одним из самых главных огней в Иране, который сохраняется там на протяжении веков. Светлана на английском языке обратилась к главному служителю храма с просьбой о том, чтобы он подсказал нам, куда нам направить свой путь. Наш рассказ о людях, считающих себя зороастрийцами в России, и показ журнала «Митра» не произвели на него особого впечатления. Однако он пошел нам навстречу и уже через полчаса к воротам храма подъехала машина с гидом-водителем Кей Хосровом, который оказался чрезвычайно общительным собеседником. И мы, даже не найдя гостиницы, сразу тронулись в путь. У Светланы были с собой несколько фотографий зороастрийских храмов в окрестностях Йезда, куда Кей Хосров согласился нас доставить. Всего в окрестностях Йезда мы посетили 6 зороастрийских храмов за два дня.
Когда мы отправились в путь, первое, что поразило, это безжизненная пустыня, без малейших признаков воды и жизни. После завоевания зороастрийского Ирана арабами и насильственной исламизации зороастрийцы вынуждены были уносить свои огни в горы, в места, где их не могли найти непосвященные люди. И, таким образом, спустя час езды от города по пустыне, мы попали в зороастрийское поселение с храмом огня Пир-е-Херишт. Как мы поняли из рассказа Кей Хосрова, в этом поселении находилось священное захоронение одной особо почитаемой женщины-зороастрийки, которая сделала очень много для сохранения зороастрийской веры.

Atach-Kade.jpg
Йезд, Аташ-каде

Зайдя в храм, мы прослушали службу, которую для нас провел местный мобед. А после Йезд, Аташ-каде службы нас любезно пригласили на трапезу со сладостями и прохладными арбузами. Нам предложили остаться в этом поселении на ночевку, но у нас было слишком мало времени, мы рвались дальше и нас ждал один из самых известных зороастрийских святилищ в горах — храм Пир-е-Саб, или Чак-Чак. Вокруг этого пещерного храма тоже было разбито поселение, однако в нем никто не жил. Мы узнали от Хосрова, что могут приезжать зороастрийцы для проведения праздников и ритуалов. Стояла страшная жара и дорога по многочисленным лестницам в горы казалась очень утомительной. Пройдя не один десяток метров вверх в гору, мы очутились у красивейших медных дверей с изображением в полный рост персидских воинов. В храме веяло приятной прохладой и влагой. Оказалось, что под сводом пещеры просачивалась вода из родников. По стенам и с потолка капала чистейшая прохладная вода. Благодаря этому явлению храм и получил свое название «Чак-Чак», которое в переводе с персидского означает «кап-кап».

hram Pir-e-Hiricht.jpg
Йезд, в храме Пир-е-Херишт

Волей судьбы храм оказался открытым, хотя его обычно открывают в определенное время. Пещера была достаточно хорошо освещена из естественной расщелины под потолком, а также из большого окна, откуда открывался великолепный вид на горы и пустыни. В храме мы увидели удивительный по красоте алтарь в виде цветка с лепестками, где зажигалось 13 огней. Ни в одном другом храме мы не видели такого
алтаря. После этого мы вернулись в Йезд, и наш водитель показал нам еще один большой храм в Йезде Пир-е-Сэти-пир. После этого Кей Хосров настоятельно пригласил нас в гости к его матери. Несмотря на то, что мы уже фактически вторые сутки были без сна, мы приняли его приглашение. Он познакомил нас со своей матерью, женой Митрой и дочкой. А чуть позже, узнав о нашем приезде, в гости примчался его брат Камран с видеокамерой, который оказался мобедом главного зороастрийского храма в Йезде.

v Hrame Pire.jpg
Йезд, в храме Пир-е-Саб (Чак-Чак)

Камран, человек исключительно открытый и доброжелательный, заинтересовался нами, посмотрел наши журналы, попросил Костю показать свой пояс и как он его повязывает, заснял все это на видеокамеру. Его очень поразила информация о зороастрийцах в России, так как он об этом раньше ничего не знал. Мы также попросили Камрана показать, как он повязывает кушти. Он ответил, что без ритуальной одежды
не может это сделать. И пригласил нас к себе домой. На прощание их мама, когда мы выходили из дома, подарила нам розы из своего сада.

Pire-seti.jpg
Йезд, у входа в храм Пир-е-Сети-пир

Pire-seti2.jpg
Йезд, в храме Пир-е-Сети-пир

В своем доме Камран предстал перед нами в белоснежных одеждах. В светлом, чистом помещении он казался почти богом. Во всяком случае нельзя было не почувствовать сильнейшую энергетику священника. Камран провел ритуал повязывания кушти, который я запечатлела на видео, не предполагая того, что уже через полгода по этому ролику сама буду вглядываться в подробности для повязывания собственного пояса. Поговорив с Камраном за трапезой, мы, конечно же, пригласили его в гости к себе, в Россию, и обменялись подарками. Камран подарил Косте зороастрийские книги. После этого мы тепло попрощались. В тот момент приезд Камрана в Россию казался столь же нереальным, как когда-то и наш визит в Иран.

Pire-naraki.jpg
Йезд, храм Пир-е-Нараки

На следующий день мы посетили еще два храма: Пир-е-Нараки и Пир-е-Нарэстане. Последний храм произвел на меня самое большое впечатление. Он также был расположен глубоко в горах, путь к которым лежал через безжизненные пустыни, и представлял собой оазис с хвойными и гранатовыми деревьями. Храм был безлюден, однако двери его были открыты и в нем горел огонь. Скорее всего, человек, следящий за этим огнем, куда-то отлучился. Но тогда это казалось потрясающим, что мы можем войти в этот храм, где горит огонь. Константин провел в нем небольшой ритуал с чтением авестийских молитв, и после этого мы попрощались с нашим другом Кей Хосровом и отправились в Шираз.
Другой нашей целью были легендарные города Персеполь и Пасаргады, которые находились в нескольких километрах от Шираза. Развалины Пасаргад не произвели на нас большого впечатления, однако наше нахождение в этом потрясающем месте оказалось для нас одним из важнейших моментов, поскольку энергетику этого легендарного места можно не столько увидеть глазами, сколько почувствовать в душе.
Орел, паривший в небе над нами, подтверждал это. Поклонившись гробнице Кира Великого, мы отправились к культовому месту — горам Накши-Рустам и Накши-Раджаб, где мы своими глазами увидели рельефы, выбитые на скалах, которые неоднократно были видены нами ранее в книгах по древнему Ирану: сцены инициации царей и передачи кольца власти Ахурой Маздой Шапуру I, ритуалы у алтаря огня на скале Накши-Рустам и знаменитый портрет Кирдера на скале Накши-Раджаб, а также знаменитая Кааба Зороастра. Увидеть все это собственными глазами, ощутить тепло камня руками—
это счастье, о котором мы прежде могли только мечтать.

nakchi-Rustam.jpg
Шираз, рельеф в Накши-Рустам

Апогеем нашей поезки стало посещение Персеполя. Много лет назад, в первых номерах журнала «Митра», я писала реферативную статью об этом городе, и теперь я вошла в «Ворота Всех Стран» наяву. Прошлое определяет будущее. Каждый настоящий момент мы закладываем себе события будущего. Об этом я думала, поднимаясь по ступеням города, которому более 2,5 тыс. лет. Описание этого города, конечно же, требует большой отдельной статьи. Не буду далее подробно описывать наше путешествие по иранской земле, так как все остальное уже не было так символично и не имело большого значения. Однако упомяну еще об одной нашей поездке во дворец Ардашира I, который по одной из версий, считается храмом огня «Аташ-кадэ» и находится недалеко от города Фирузабада. Там мы также побывали на развалинах четырехарочного храма огня, который называется Чахартак, на месте предполагаемого разрушенного храма Анахиты и во дворце дочери Ардашира I Квалех-е-Дохтар, который находится в потрясающе живописном месте, высоко в горах, у подножия которых протекает изумрудная река. На ее скалистом берегу мы случайно обнаружили рельеф, аналогичный ранее виденным рельефам в Накши-Рустам, изображающий передачу кольца власти Ахурой Маздой какому-то земному правителю.

v gostjah u Kamrana.jpg
v gostjah u Kamrana2.jpg
v gostjah u Kamrana3.jpg
v gostjah u Kamrana4.jpg

В гостях у мобеда Камрана Лориана, Йезд

Наше недельное пребывание в Иране завершилось символичным посещением главного зороастрийского храма огня в Тегеране.

Pire-naristan.jpg
Йезд, храм Пир-е-Нарэстан

На российской земле

По приезде в Россию Константин Старостин начал дружескую переписку с Митрой и Камраном с помощью Натальи Малаховой из Минска, переводившей их письма. Через полгода этой переписки, невероятно, но факт, зороастрийский мобед Камран Лориан вступил на российскую землю с миссией от зороастрийского сообщества мобедов в Иране. Одной из главных целей его приезда было знакомство с зороастрийцами в России и знакомство русских людей с иранским зороастризмом, а также проведение обряда повязывания пояса кушти — посвящение в религию.
Конечно, наши москвичи и питерцы выложились, как могли, организовав культурную программу для почетного гостя. В течение непринужденного общения Камран много рассказывал о зороастризме. К сожалению, перевод выявлял некоторые сложности восприятия. Трудно было воспринимать перевод, но на вербальном уровне, взглядов и жестов мы понимали друг друга.
Несмотря на то, что Камран достаточно молодой мобед, он обладает огромной духовной силой, настоящим даром проповедывания, убеждения и даже ясновидения. Это отмечали практически все люди, с кем он общался. С ним было очень легко.
В первый же день пребывания в Петербурге Валентином Германовичем Шкодой была организована экскурсия в Золотые кладовые Эрмитажа, а также в отдел Востока. В ходе экскурсии обе стороны (и Валентин Германович, и Камран) много спорили и было видно, что каждый из них знает историю и культуру Ирана очень хорошо, но некоторое несовпадение взглядов все же имело место. Вечером Камран прочитал лекцию для зороастрийцев и людей, интересующихся зороастризмом. На этой лекции в Санкт Петербурге присутствовало около 40 человек. Из них боль-шая часть — из зороастрийской общины, были и гости: кандидат исторических наук В.Г.Шкода и доктор исторических наук Р.Р.Рахимов, заведующий отделом этнографии Центральной Азии в Музее антропологии и этнографии им. Петра Великого. Для ученых эта лекция также была очень интересна, они даже попросили сделать стенограмму лекции и были очень довольны общением с Камраном, при этом они разговаривали с ним без переводчика.
Лекция длилась более трех часов. Камран рассказал об истории зороастризма в Иране и основных положениях этой религии. Все желающие смогли задать ему свои вопросы.

povjazivanie Kushti.jpg
Ритуал кушти в Санкт-Петербурге

Во второй день пребывания в Санкт-Петербурге Камран провел церемонию кушти. 10 человек из Петербурга, Москвы, Перми и Архангельска Ритуал кушти в Санкт-Петербурге в присутствии многочисленных гостей прошли этот ритуал и были торжественно объявлены зороастрийцами. Это был большой праздник для всех, кто участвовал в этой церемонии.

Zooroastrrizi na Neve.jpg
Зороастрийцы Москвы, Санкт-Петербурга и Перми с гостями из Ирана на набережной Невы

Очень важными для нас стали некоторые высказывания Камрана, которые в приблизительном переводе звучат так: человек, который становится зороастрийцем, не должен цепляться за прошлое и не должен бояться будущего. Нужно «уподобиться рыбе, которая плывет в воде, незная куда, в какой океан вынесет ее река». Не нужно сопротивляться жизни, не надо противиться законам природы. Надо превратиться в ребенка и воспринимать Господа Бога как мать, которая позаботится о нем, научит его, воспитает и взрастит. Камран говорил: «Ребенок не думает о том, что ему надо поесть, куда ему пойти. За него все будет сделано, ему все будет дано любящей матерью. Но если ребенок сопротивляется, капризничает, упрямится и убегает от своей матери, он встречает на своем пути много зла и испытаний, он совершает много ошибок. Но если ребенок раскается и захочет вернуться, его мать всегда встретит с распростертыми объятиями. Я хожу по улице и вижу много «отпущенных» людей, которые убежали от Господа Бога, в их глазах я это вижу».
На заключительном вечере в зороастрийской общине Санкт-Петербурга Камран сказал о том, что он до последнего момента не понимал, зачем приехал. Он считает, что люди в России много знают о зороастризме, но все-таки до этого момента, фактически до его приезда, формирование зороастризма у нас в России было лишь подготовительным этапом. Но сейчас пришло время обрести духовную поддержку и все сделать настоящим. Камран сказал: «Обязательно все надо делать правильно. Надо выстраивать «дом» по законам строительства. Если будет допущена малейшая ошибка, то рано или поздно, при малейшем испытании, крыша «такого дома» может обрушиться на вас».
Иранский мобед из города Йезда Камран Лориан уезжал из Санкт-Петербурга со слезами на глазах. Конечно, мы будем помнить его всегда и будем надеяться, что эта встреча не последняя, а новый этап в нашей жизни. Мы все его благодарим, и будем молиться за него и всю его семью.
Камран — человек очень мужественный, очень смелый, и его приезд в Россию из Ирана, сложной в политическом смысле страны,— практически подвиг с его стороны. Как-то он
проронил фразу, что до последнего момента приезда в Россию он боялся той ответственности, которая возложена на него. Но потом понял, что у каждого человека наступает момент, когда приходится отвечать за свои страхи. И он решился на эту поездку.
Мы благодарим мобеда Камрана и преклоняемся перед его мужеством.

Rus
02 Вохуман день.
06 Шахревара месяц.
3755 год ЗРЭ

Вохуман день (Ав. Воху Мано) Благой Ум. Покровитель благих животных.

День начался с восходом солнца в Санкт-Петербурге в: 05:24
Завтрашний день начнется в: 05:26
Текущее время Ушахин-гах, осталось 02:44 часов.
Хаван-гах будет в 05:26 часов.

Фазы луны

Фазы Луны на RedDay.ru (Санкт-Петербург)

Традиционные зороастрийские праздники