В зеркале Аркаима

Е. КАРЕЛИНА
Магнитогорск–Аркаим
/Магнитогорский рабочий 14октября 1995 с.5/

Три часа на машине времени

– Геннадий Борисович поехал осматривать Страну городов.
Об этом нам сказали так, как будто Геннадий Борисович поехал в соседнюю деревню за молоком.
С первой фразы стало ясно, что здесь существует свой язык и к нему придется привыкать. Он схватывает окружающую действительность как бы в нескольких измерениях сразу: в бытовом и научном, в настоящем и прошлом, в реальном и призрачном, мистическом и рациональном, поэтическом и сугубо прозаичном. Это трудно передать, но это так.
По счастью (для нас), с машиной что-то случилось, и хозяин задержался. Сначала мы увидели приближающегося огромного пса – овчарку по кличке Юм. Следом подошел сам хозяин. Это и был знаменитый Зданович. Уральский Шлиман, раскопавший Трою. Он был в джинсах, куртке, с обветренным лицом. Рассеянно выслушав, кто мы и откуда, и вряд ли придав этому какое-то значение, он тут же стал рассказывать об Аркаиме, будто мы давно все знаем о нем, а ему осталось рассказать только подробности. Зная, сколько паломников и просто любопытствующих бывает здесь ежедневно, невольно поразилась открытости и гостеприимству, которые не показались наигранными.
Приласкав Юма, заговорили о собаках. Если Аркаим называют протогородом, то обитавших в нем когда-то собак резонно назвать прасобаками. Наши предки, как выяснилось, оказывали этим животным всяческое почтение, кормили пищей со своего стола, а не отбросами и объедками. Собаки считались проводниками в царство мертвых.
Конечно, рассказ был не только о собаках. Но почему-то запомнились они. Может быть, из-за Юма, который вертелся рядом, вызывая странные чувства. Такой настрой в Аркаиме, что даже про обычного пса начинаешь думать всякое. Мол, откуда взялся этот Юм? Не перепрыгнул ли и он через тысячелетия?..
Геннадий Борисович, будто читая мои мысли, корректно попросил, нет, предупредил, что во многих Аркаим вызывает бурный прилив фантазии и эмоций, и неплохо было бы их сдерживать. Хотя, добавил он, это можно понять, и мы стараемся это понять, не мешая никому воспринимать Аркаим таким, каким каждый его видит.
Геннадий Борисович Зданович – хозяин научного городка, кандидат исторических наук, заведующий кафедрой археологии Челябинского университета, директор природно-ландшафтного и историко-археологического центра "Аркаим". Страна городов, куда он отправился после разговора с нами, это 21 городище эпохи бронзы, обнаруженное в районе урало-казахстанских степей. Взгляните на карту. Очень близко, пожалуй, ближе всех ныне существующих на Южном Урале больших городов, к этой Стране примыкает Магнитогорск. Географически он как бы вписан в нее. Мы тоже подданные этой Страны. Геннадий Борисович вместе с коллегами поехал осматривать эти места, большей частью еще не раскопанные, а некоторые безвозвратно утерянные.
Таков перевод первой услышанной в Аркаиме фразы.
Так в разгар осени 1995 года, выехав утром из Магнитогорска, протрясясь три часа на машине, миновав Кизил, оставив в стороне Сибай, мы очутились в другом времени, в другом измерении и как бы даже на другой планете, отмахав на своем "москвичонке" ни много ни мало четыре тысячи лет в сторону прошлого.

Степное царство

Нашему взору явилась невиданная по красоте и размаху степь. В нынешнюю засушливую пору она поражала обилием оттенков желтого: от приглушенно-болотного и защитного до соломенного, белесого и почти белого. Жители городка рассказывали, что этим летом к ним внезапно нагрянули целые полчища ежиков. Их что-то неудержимо потянуло к людям, и они шли и шли целыми отрядами, становясь почти ручными. Их прикармливали свежей рыбой, пойманной в водоеме неподалеку.
В этой неглубокой, но раскидистой степной чаше ты как маленький шарик, перекатываемый по дну. Или как стрелка на циферблате часов, идущих обратно: из 20, без малого 21 века, в век 14 не нашего, второго тысячелетия, а второго тысячелетия до Рождества Христова. Круг степи, уходящий за горизонт, круг подножия Шаман-горы, когда-то действующего, но давно потухшего вулкана, круги древнего Аркаима только подчеркивают неразрывность времени и нашего существования в нем.
Березовые колки, урочище возле научного городка, западины, лога, балки, склоны сопок – на небольшом пятачке заповедника сходятся почвы, обычно расположенные в сотнях километрах друг от друга. Это еще одна загадка, которую задает Аркаим. Многие растения, произрастающие здесь, занесены в Красную книгу страны и представляют не меньшую ценность для биосферы Природы и будущих поколений, чем само древнее поселение.
– Где, где сам город? Можно ли посмотреть, потрогать, пощупать своими руками? – торопится всякий, кто сюда приезжает. И иногда разочарованно вздыхает, видя законсервированные раскопки, неясные очертания бывших улиц и стен, почти не распознаваемые для глаза случайного посетителя. Видят круги на земле, оставшиеся от археологов колышки, стекающий по стенам вырытых ям песок – это и весь Аркаим?!
Между тем духовность промелькнувшей здесь когда-то жизни, или, как ее еще называют, несостоявшейся (не успевшей состояться?) цивилизации, ощущается прежде всего в самой окружающей природе. Она разлита в почти осязаемом ощущении покоя от выбранного места, его защищенности, красоте, удивительной вписанности в ландшафт, в осмысленности и неслучайности самого выбора.
Помимо высоких когда-то стен, естественная защита города – склоны гор и русла протекающих рядом речек. "Лицом" город обращен к горе, на которой когда-то горел огонь. Его вновь нет-нет да и разжигают ночами неугомонные паломники. И каждый из двадцати одного поселения Страны городов устроен так же. Может быть, больше было тогда лесов, не было под боком деревушки, но эту гору, это небо, эту степь наши прародители видели так же, как и мы. И хлопотливые ежики пересекали таинственные лабиринты города, не боясь людей. И собаки также жались к их коленям.

Уроки Аркаима

Найденное в этом месте переворачивало представления о наших прародителях. Считалось, что на Южном Урале в эпоху бронзы обитали племена воинствующих кочевников, которые развивались экстенсивным способом, набегами, войнами, присвоением чужого. А тут оседлый город, налаженный быт, производство, рядом даже нечто похожее на древние поливные огороды.
Удивительными чистюлями были эти уральские арии. Они не оставили после себя никаких груд бытового мусора, осколков, черепков, костей, обычно сопровождающих древние поселения. Даже археологов удивила эта редко встречаемая чистоплотность. Остались лишь черепки случайно разбитых сосудов. Город, возникший из земли и песка, должен был уйти в землю, раствориться в ней, стать ее частью. Если это замысел, то он продолжает действовать и сейчас с бесстрастной последовательностью заведенного на вечность часового механизма. Тронутые раскопками останки улиц безжалостно осыпаются, степные ветры уносят слои драгоценного культурного слоя, дожди вымывают песок и землю. Потому, сделав необходимые изыскания, археологи вынуждены были законсервировать городище. И по специальному распоряжению директора заповедника подъезжать к раскопкам на машине строго-настрого запрещено. Равно как и гулять по протогороду. Из-за реальных опасений, что можем ничего не оставить детям из-за своего безмерного любопытства.

Схема расположения укрепленных поселений и некрополей эпохи бронзы XVII1-XVI вв. до н.э.
1 – Синташта, 2 – Аркаим, 3 – Сарым-Саклы, 4 – Аландское, 5 – Исиней, 6 – Берсуат, 7 – Кизильское, 8 – Журумбай, 9 – Ольгинское, 10 – Куйсак, 11 – Родники, 12 – Степное, 13 – Черноречье III, 14 – Устье, 15 – Андреевское, 16 – Синташта II, 17 – Чекотай

В нескольких километрах от поселения обнаружен древний рудник, названный в народе "воровской ямой". Нетрудно посчитать, сколько тонн руды выбрано оттуда. Получается немало. Вместе с тем, где отвалы, где горы или холмики шлаков? Их тоже не обнаружено. На современном языке можно сказать, что существующий здесь способ производства был экологически чистым. Что очень отличается от нашей современной "цивилизации", где отвалы занимают несколько километров около города. А сколько бытовой грязи оставляем мы после себя, это и передать невозможно.
Прошлое в деталях не разглядишь, а себя поймешь лучше. И получается, что дети не всегда лучше и разумнее родителей. Бывает и наоборот.
Жителей что-то заставило сняться с насиженного места, покинуть его и отправиться в путь. Куда? Древнейшие культурные памятники арийской цивилизации "Авеста" и "Ригведа" дают возможность предположить, что в Индию, Иран, а также, может быть, и вглубь Европы.
До сих пор вода в этих краях солоноватая на вкус. Возможно, наступающая засуха, пересыхание и обмеление рек, начавшиеся пожары в ближних лесах были причиной эвакуации. Или столкновение с первыми признаками надвигающейся экологической катастрофы. Но это не было паническое бегство. Все необходимое сложили и увезли с собой. Город подожгли, чтобы не оставить после себя следов грязи, тления и разрушения. Где, на какой земле остановились эти люди, где стали вновь чертить свои таинственные круги? Кто знает.

Диалог

Обнаруженный город сразу назвали городом мастеров. Здесь жили металлурги, кузнецы, ремесленники и, несомненно, мудрецы. Мысль, что древние металлурги владели секретами управления природными стихиями, была подсказана не буйным воображением жадного до чудес современника, а археологическими раскопками. В диалог с прародителями вступили вслед за археологами знатоки истории древней металлургии и исторической экологии. Они провели уникальный эксперимент реконструкции древнего металлургического процесса и построили действующую модель основных типов печей, в том числе и двухкамерной, обнаруженной на городище Аркаим и имеющей идеальную сохранность. В каждом жилище была такая печь. Странной "восьмеркой" она объединялась вместе с колодцем и погребом. "Вода и камень, лед и пламень..." Но они соседствуют здесь. Раскопки показали удивительную штуку. На уровне пода в печь было вмонтировано воздуходувное сопло, соединенное... с колодцем. Струя холодного воздуха, идущая со стороны колодца, создавала тягу, а горячий воздух, согласно законам физики, не мог поступать обратно. Но это мы знаем законы физики. А четыре тысячи лет назад знал ли их кто-нибудь? Или знали нечто другое, что подсказывала сама природа?
Вода рождала пламень! Поразительно, но на этом основан и знаменитый миф, широко распространенный у индоевропейских народов, что бог огня (Агни) родился из воды. Геннадий Борисович Зданович признавался, что был поражен, увидев в странной конструкции металлургических печей "натуральный макет" древнейшего мифа о рождении бога огня из воды.
Современные металлурги и гончары, опытно восстанавливая производство металла и глиняной посуды, на время забывали о полученных знаниях и мысленно становились теми, кто когда-то населял место, названное теперь Аркаимом. Они входили в роль людей, несомненно владеющих секретами общения с природой. Единство с природой, ее стихиями заменяло ученость. Престижность профессий металлурга и кузнеца, подтвержденная особым типом захоронений, была связана, вероятно, с тем, что эти люди слышали и видели больше, чем другие. Ну, и умели соответственно. Они обладали "чутким ухом", которым не обладали другие. Они были жрецами, мудрецами – как угодно. "Металлург", "жрец" и "мудрец" были понятиями нераздельными.

Город единых духом

С высоты дельталета Аркаим напоминает срез грецкого ореха, или позвонка, или... мозга. Про круги Аркаима можно рассказывать долго, но не буду этого делать, дабы ненароком не увлечься и не присочинить лишнего. Но по той же "Ригведе" круг, который означал жилище, очаг, семью, род, был еще и моделью Вселенной. На дне найденных глиняных сосудов был обнаружен знаменитый и до сих пор повсеместно встречаемый в Индии "солнечный знак", – к сожалению, больше известный как свастика – с указанием на четыре стороны света.
Это была крепость, лабиринт, храм, ремесленный центр и – несомненно – город единомышленников.
В разные времена возникают мечты о таком городе, где собирались бы близкие по духу люди. Такие поселения то тут, то там спонтанно возникают и в наше время. Круговая архитектура Аркаима показывает это духовное объятие – слияние людей, разделенных по профессии, по социальному положению, но объединенных чем-то большим, чем то, что может их разъединить.
В городе жили 2–2,5 тысячи человек. Стена жилища одной семьи была стеной жилища другой, а стены напротив, смыкаясь одна с другой, тяготели к внешнему кругу. Свой знал все ходы и выходы в город. Чужой мог тут же запутаться в лабиринтах и не попасть в тщательно оберегаемый центр. Открытость для своих и закрытость для чужих создавали и сохраняли не только видимую пространственную общность, но и невидимую духовую. От набегов кочевников защищали и стены, и не только они.

Храм

Сотрудники научного городка рассказывали. Этим летом в Аркаим приезжал знаменитый профессор из Санкт-Петербурга Иван Михайлович Стеблин-Каменский – единственный, кто занимается переводом "Ригведы", человек необычайно образованный и интеллигентный. Паломники, экскурсанты, приезжие, узнав, что за человек живет в домике неподалеку, ненавязчиво стучались к нему. И как человек интеллигентный, истинный ученый и петербуржец, он не мог, конечно, им отказать. Помимо научных консультаций, таким образом, ему приходилось отвечать на многочисленные вопросы приезжих. Такое общение незаметно выливалось в увлекательнейшие многочасовые лекции. И вот как-то во время одной из лекций, когда все слушали профессора, затаив дыхание, раздался строгий голос:
"Вы все правильно говорите, профессор. За исключением одной детали. Этот глиняный сосуд, о котором вы упоминаете, стоял чуть левее".
Говорившая это встала и показала, где именно.
Ошеломленный таким знанием деталей, профессор только и мог вымолвить: "Откуда вам это известно?" На что слушательница, не моргнув глазом, ответила: "Я была в то время жрицей".
Самое интересное, что когда эту историю я повторила одной своей знакомой, удивляясь, что почему-то в Аркаим едут одни только жрецы, а не простые смертные, ее реакция была еще более удивительной. 0на спокойно и загадочно сказала: "А что ты хочешь? Только у жриц может сохраниться такая феноменальная память".
Жриц и жрецов в Аркаим приезжает много. Один из сотрудников высказал даже предположение, что, судя по приезжающим в Аркаим, больше всего экстрасенсов на душу населения приходится в Магнитогорске.
Намоленность места, этого древнейшего религиозного пласта притягивают представителей различных конфессий. Бывал здесь и имам из Сибзя. Принимали главу департамента Московской патриархии, ректора Московской духовной семинарии отца Иоанна. Дорога в Аркаим открыта всем.
В центре городища камнем выложен круг, с которым археологи связывают отправление религиозных обрядов древних или даже астрономическую обсерваторию. Там лежат монетки, цветы. Туда, несмотря на строгие запреты, умудряются пробираться паломники. Стоят, сидят, поют, молятся, медитируют.
Сохраняя нейтралитет и сдержанность в подобных вопросах, сотрудники городка никого не хотят разочаровать. Если человек ищет чуда, неужто можно ему помешать?
К подножию Шаман-горы привозили танцора из Башкирии, у которого отнялись ноги, и он, как мог, пытался сделать несколько шагов. Привозят больных детей. В Аркаиме действительно каждый видит и чувствует свое. И не только жители России, но и американцы, шведы, датчане, чилийцы. Не говоря уж об индусах и иранцах, которые признали Аркаим своей прародиной.

Городок и его жители

Про населяющих Аркаим древних людей известно, что они были невысоки ростом (1,5 метра) с европейскими чертами лица.
Что нам известно о современных "аркаимцах", живущих в научном городке? Почти ничего. Они держатся в тени, предпочитая рассказывать о тех, кто жил здесь задолго до них. Мало раскрывают их образ и их научные статьи, сделанные на основе проведенных в Аркаиме раскопок и исследований. Этих людей можно назвать по профессиям: археолог, историк, геолог, ботаник, почвовед, специалист по аэрофотосъемке, металлург. Или по званиям: кандидат наук, доцент, профессор, преподаватель, рабочий. Но как рассказать о том, что их здесь вот уже несколько лет держит, несмотря на некомфортные полевые условия и нищенскую, унижающую зарплату?
Они пишут научные статьи, делают открытия, сажают сосны, занимаются вопросами пропитания и уборкой туалетов, окучивают картошку, ведут экскурсии, принимают знаменитостей, участвуют в научных конференциях, встречают зарубежных гостей, организуют работу студентов и проводят почти по полгода в полевых условиях, умудряясь при этом сохранить приветливость и радушие к каждому, даже самому неименитому гостю. Возраст этих странных романтиков – от восемнадцати до пятидесяти и больше, так что какому-то особому поколению эти странные черты не припишешь. Тут что-то другое.
Их быт прост и небогат, зато создаваемый здесь музейный комплекс не носит следов убогости, обустроен по нормальным европейским стандартам – с видеозалом, красивыми обоями. Есть и новые филиалы: музей этнографии, музей камня. Не выглядят времянками несколько сборных домов, в которых разместились гостиница, медпункт, научные лаборатории. Все это делается согласно проекту музеефикации «Аркаим экополис сити», который удостоен сертификата международной Академии архитектуры на Всесоюзном экологическом конгрессе в Рио-де-Жанейро.
Не правда ли, что-то новенькое в отношении к региональной истории и культуре? Совсем не пахнущее провинциализмом краеведение? Пока наши думские головы только мечтают о прорастании России провинцией, здесь действительно реально и всерьез создают условия для выживания и сохранения российской государственности на региональном уровне. На основе древнейшего исторического пласта, который свидетельствует, что род уральцев богат и именит. Делают себе это в холодных, неотапливаемых домиках, растягивая полевой сезон на неделю-другую, пользуясь затяжной нынче теплой осенью.
...Страшно представить, что здесь в 1987-1988 г. уже должно было плескаться море, воды крупного водохранилища, созданного для орошения. Аркаим чудом отстояли. Истинная цена этой победы вряд ли и сегодня еще известна.

07 Амертат день.
01 Фраваши месяц.
3755 год ЗРЭ

Амертат день (Ав. Амеретат) Бессмертие или Жизнь. Покровитель растений.

День начался с восходом солнца в Санкт-Петербурге в: 06:38
Завтрашний день начнется в: 06:35
Текущее время Аивисрутрим-гах, осталось 01:36 часов.
Ушахин-гах будет в 01:04 часов.

Фазы луны

Фазы Луны на RedDay.ru (Санкт-Петербург)

Традиционные зороастрийские праздники