Поиск по сайту



МАНИ - ОСЛЕПЛЯЮЩИЙ СВЕТ «БЛЕСТЯЩЕЙ ЖЕМЧУЖИНЫ»

персидский лже-пророк III века н. э.,
основатель еретической религии манихейства
mani.gif
14.04.216 (ст. ст.) – 14.02.277 (ст. ст.)

«Драгоценный камень», или «блестящая жемчужина» – именно так переводится с санскрита имя персидского лжепророка Мани, основателя самой большой в мире религиозной ереси – манихейства. Сам же Мани, не страдая излишней скромностью, величал себя более яркими эпитетами: «Мани как божество полнолуния», «Мани, истинный мессия», «Мани, последний пророк», «Мани, учитель света», «Мани, носитель божественного откровения и апостол света», «Мани, посланец Митры», «Мани, апостол Иисуса Христа», «Мани, единственный обладатель абсолютной истины». Но, к счастью, имеется и другой перевод имени Мани, который звучит, как «маньяк» и «сумасшедший».

МИР, В КОТОРОМ ЖИЛ И ПРОПОВЕДОВАЛ МАНИ
Огромная Сасанидская империя по причине своего особого географического расположения была главным центром экономического, культурного и религиозного обмена того времени на всем Евразийском континенте. Поэтому и гносеологические течения, и различные философские школы, а также такие религии, как христианство, иудаизм, зороастризм, митраизм, зерванизм и геленистические взгляды, нашли подходящее место для распространения своих воззрений и убеждений в этом регионе. Именно в такой среде Мани появился в качестве «пророка» новой религии – «учении для всех», названном в будущем манихейством, и занялся его активным распространением.
Мечтая осуществить идею о «вселенском учении», Мани прекрасно осознавал особое географическое положение Персии, которая была «срединной землей» на пути из Рима в Китай. Вот слова самого Мани: «Тот, кто имеет свой храм на Западе, он и его паства никогда не достигнут Востока. Тот, кто выбрал себе паству на Востоке, никогда не достигнет Запада. Но моя надежда заключается в том, что мое учение пойдет и на Запад, и на Восток. И все услышат голос его на всех языках, и во всех городах будут провозглашать его. Моя церковь превосходит все другие церкви, прежде всего, именно в этом; все предыдущие церкви выбирали себе отдельные страны и отдельные города. Моя церковь распространится по всем городам, и мое благовестие затронет все страны».
По поводу своей пророческой миссии Мани говорит, что сначала в 12-летнем возрасте к нему пришло откровение, ниспосланное Господом, и ангел, имя которого на небитийском языке звучит «Тоум» и означает «Близнец» (дух, который по народному поверью рождается вместе с человеком), а на среднеперсидском языке звучит «Нарджамбаг», принес ему господнее повеление. В другой раз Тоум явился Мани уже в 24-летнем возрасте и отдал приказ распространить религию.
Таким образом, получив указание «свыше», Мани начал свою пророческую миссию в период правления Ардашира Сасанидского. Для начала он направился на северо-запад Индии и пробыл там чуть более года. Когда же к власти в Иране пришел сын Ардашира Шапур I, открытый для новых идей, Мани вернулся в столицу Ирана и получил от Шапура разрешение на распространение своей религии на всей территории Ирана. Заметим, что правление Шапура длилось 30 лет!

shapurI.jpg
Шахиншах Шапур I

Пользуясь возможностью, Мани на первой же аудиенции преподнес Царю Царей свою первую книгу и единственную написанную на персидском языке – «Шапуреган», посвященную повелителю. В начале книги говорится: «Принципы верований и религиозных действий в каждый из периодов выявляются и распространяются среди народа посредством одного из пророков: в один из периодов посредством Будды в Индии, в другой период – Заратуштрой в Иране, в последующий период – Иисусом на Западе. А сейчас это право было ниспослано мне, Мани, на территории Вавилона». Мани назвал себя «фаргитом» – последним пророком.
Манихейские источники рассказывают, что проповедь Мани произвела на Шапура глубокое впечатление, и желание «последнего пророка» проповедовать свое учение по всему государству Персидскому было исполнено. Царь Царей даже разослал письма местным властям по всей империи с указанием защищать новую религию. В своих автобиографических заметках в книге «Kephalaia» Мани говорит: «Я явился перед царем Шапуром. Он принял меня с большой честью и позволил мне ходить по его землям и проповедовать слово жизни». И далее: «Царь Шапур позаботился обо мне, он написал для меня письма всем вельможам следующим образом: «Защищайте его и поддерживайте его, чтобы никто не сотворил против него несправедливости или греха». Известно также, что Мани входил в царскую свиту Шапура и сопровождал его в боевых походах.
Но в свите Шапура был не только Мани, а и зороастрийский придворный жрец Картир, который тоже сопровождал персидские войска в их наступлениях, и который от Царя Царей получил полномочия организовывать в занятых Шапуром провинциях Малой Азии иранский культ с Храмами Огня. И как следует из свидетельств географа Страбона, маги обладали там значительной властью. Таким образом, оба будущих противника, Мани и Картир, словно два брата-«близнеца» из известного зерванитского мифа, находились в свите Царя Царей задолго до их идеологической битвы. И у обоих в этой свите были свои сильные покровители и защитники.

bishapur mani.jpg
Развалины древнего города, построенного шахиншахом Шапуром I (Иран, Бишапур, Танге-Шекун, вдали – руины Храма Анахиты)

Да, Шапур в течение долгих лет «симпатизировал» льстивым проповедям «апостола света», однако учение Мани, в отличие от зороастризма, не стало государственной религией. Почему? Какие соображения удержали Шапура от этого шага? Или, может быть, в сложной идеологической обстановке того времени, это была всего лишь осознанно спланированная игра, тонкая восточная хитрость, как способ держать Мани под контролем, чтобы тем самым дать возможность окрепнуть и утвердиться заново набиравшей силу зороастрийской религии. Не стоит забывать, что Шапур, во всех своих «каменных надписях» называл себя «зороастрийским князем», оставаясь верным традиции предков – зороастрийских жрецов в храме огня в Исфахане. И как результат, признание зороастризма государственной религией, собрание и запись священных писаний Авесты, повсеместное капитальное возведение Храмов Огня, которые по сей день стоят на иранской земле, стало достойным ответом Сасанидских и шахов и магов всем книгам и проповедям Мани!
Но предоставленная лжепророку возможность активной деятельности тоже не прошла бесследно, причем как в Иране, так и далеко за его пределами. Для распространения своей религии Мани разослал в различные концы мира посланников и миссионерские группы, и через короткий промежуток времени имел большое количество последователей. Таким образом, манихейство стало весьма распространенной религией, которая в последствии (к XII в.) дошла на западе до Франции, на востоке – до Китая, получив распространение среди иранцев, китайцев, части европейцев и даже египтян. Распространение религии Мани стало причиной появления в будущем волны вражды и противостояния со стороны последователей других религий, особенно мусульман, христиан и зороастрийцев, и потому и на Западе и на Востоке были изданы указы о преследовании и обвинении манихеев в ереси. Вместе с тем в те же страны попадали крупицы древнеиранских знаний, связанные с зороастризмом, зерванизмом и астрологией.
Преследования и гонения на манихеев послужили причиной их миграции в Китай и еще большего распространения этой иранской религии на территории Китая и Центральной Азии. Так, в VIII веке официальной религией Уйгурского государства была именно манихейская религия. Об этом нам достоверно сообщает аль-Бируни: «Последователи Мани в разброску проживают в исламских государствах, манихейская секта, известная под названием «Саэбин», размещается в городе Самарканде, а что касается территории за пределами ислама, то больше народы восточного Туркестана, жители Китая, Тибета и некоторые из народностей Индии придерживаются манихейской религии». Эти слова аль-Бируни подтверждают открытия, сделанные в начале XX века в районе Турфан в Туркестане Китая, где были получены письмена, принадлежавшие манихеям. Манихейские тексты, найденные во время раскопок Турфана, оказались очень важными для изучения этой религии. Информация, содержащаяся в этих текстах, подтверждает данные, которые были получены из письмен христианских авторов и исламских летописцев, особенно ибн-Надима и аль-Бируни.

В Иране пропаганда манихейской религии была разрешена также во времена сына Шапура Хормозда I (273 г.), но его правление было недолгим – всего лишь один год. И лишь в период правления Бахрама I (274–277 гг.) еретик Мани был разоблачен, взят под стражу и казнен, а его последователи в большинстве своем были изгнаны из Ирана.

КРАТКО О ЗАИМСТВОВАНИЯХ МАНИ ИЗ ДРУГИХ РЕЛИГИЙ И УЧЕНИЙ
В составе религии Мани больше всего заметен, конечно же, след Маздаясны, и особенно ярко видна схожесть основных принципов манихейства с зороастрийской, митраистской и зерванитской религиями, которые в устах Мани оказались подвергнутыми очень большим искажениям.
Как известно, среди большинства иранского населения того времени самое сильное религиозное положение занимал зороастризм, а высшие круги магов (верховное жречество) исповедовали зерванизм. И в этом плане главное заимствование манихеев – зервано-зороастрийский космогенезис, в основе которого лежит зерванистский близнечный миф, космическая битва добра и зла, понимание Высшего Существа как четырехликого Бога Времени, связь с астрологией и пр. Более подробно эту взаимосвязь можно проследить, познакомившись далее с манихейской космогонией.

bahram.jpgbahram2.jpg
На обоих снимках (Иран, Танге-Шекун): Шахиншах Бахрам I (справа), получающий корону из рук Ахура-Мазды

Наряду с зерванизмом и зороастризмом огромное место в то время в Иране, и особенно в его окрестностях (Вавилонии, Месопотамии, Армении), где манихейство получило еще большее распространение, занимало такое культовое учение, как митраизм. С сущностью зороастрийского изеда Митры у последователей культа Митры было связано понятие «спасения» и «спасителя», подобно миссии Христа у христиан.
На митраистские заимствования манихеев указывают христианские «Акты Архелая», в которых Мани появляется перед людьми в широких развевающихся штанах, небесно-голубом плаще, с длинной палкой из черного дерева в одной руке, в другой руке он несет вавилонскую книгу. Между тем именно в такой одежде и с такими предметами изображены две фигуры на картинах, находящиеся по обе стороны ампиды в митраистском святилище в Дуре. Эти две фигуры представляют мифических основателей мистерий Митры. То есть речь идет о традиционном облачении жрецов Митры, в котором здесь выступает Мани, и потому «Акты» называют Мани «жрецом Митры». К тому же заметим, в южной Вавилонии была найдена монета с надписью «Мани, посланец Митры».
Немало заимствований в манихействе и от таких религий, как христианство и буддизм. Можно даже сказать, что Мани пытался приблизить свою религию к христианству, называя себя «Мани, апостол Иисуса Христа» и «Мани, истинный спаситель» (в отличие от Христа, называемого Мани «просто спасителем»). Автобиографический материал Мани изобилует христианскими мотивами: чудесное рождение, миссионерские путешествия в дальние страны, встречи с сильными мира сего, рассказы о чудесах, поучительные речи в кругу учеников, причастие и пр.

mani 2.jpg
Манихейское «причастие»: хлеб и фрукты составляли ритуальную пищу «избранных»

В свою очередь, из буддизма Мани заимствовал внутреннюю организацию своей церкви: Мани (великий учитель), избранные (праведники) и слушатели (низшие). В буддизме – Будда, монахи и миряне. При этом «великий учитель» – непререкаемый авторитет для всех, «избранные» занимаются делами религии, а «слушатели» (новообращенные) – их обслуживающий персонал. Например, «избранный» в силу своего статуса не имеет право добывать себе пищу (выращивать и убивать животных, или же сеять, молоть и печь хлеб), но если эту же пищу (мясо или хлеб) принесет ему «слушатель», «избранный» имеет право ее принять и съесть. Да, еще «слушатели» нужны были для того, чтобы производить на свет новых людей, ибо для «избранных» это дело считалось греховным. Другое заимствование из буддизма – теория о многократном перевоплощении душ на земле и переселении их в новые тела, что в особой степени Мани относил к низшему классу манихеев, которые не до конца «высвободили из себя частицы света» и потому считались грешниками.

МАНИХЕЙСКАЯ КОСМОГОНИЯ

Данный материал печатается по книге «Иранская религиозная энциклопедия» в переводе с фарси Т. Ч. Бобрицкой под литературной редакцией Н. М. Малаховой.

Основным принципом манихейской религии является вера в два извечных начала – свет и тьму, которые у манихеев считаются равными между собой, и три вида времени – прошлое, настоящее и будущее. Понятно, что все это не более чем заимствование из религии зерванизма, но представленное в искаженном виде. Главное искажение манихеев – это признание равенства между светом и тьмой, в то время как у зерванитов свет и тьма, или добро и зло – это два совершенно непримиримых между собой принципа, из которых добро (свет) – вечно и бесконечно, а зло (тьма) ограничено в своем проявлении и в результате окончательной Космической битвы будет побеждено и исчезнет вовсе. В вопросе, связанном со Временем, манихеи ограничились лишь тремя его формами, исключив такое понятие как вечность, а изображение Бога Времени Зервана в виде человека с львиной головой и обвитого змеей назвали изображением Ахримана (дьявола), правящего материальным миром. Создание материального мира тоже было приписано манихеями Ахриману, в то время как в зерванитском учении говорится о божественном творении и мира духа, и мира материи.

mani rukopis.jpg
Манихейская рукопись

В религии манихейства присутствуют очень сложные и подробные рассуждения о мире, его строении, сотворении и окончании, а также о силах, замешанных в этом процессе. Все эти рассуждения, опять же, заимствованы из других религий – зороастризма, христианства и буддизма, особенно из зороастризма, но в искаженном виде. Здесь мы укажем лишь на основные элементы манихейских верований, используя при этом терминологию самого Мани.
Согласно теории Мани, до сотворения мира свет и тьма были отдельны друг от друга, и каждый из них пребывал на своей особой территории. Свет был неограничен сверху и с трех сторон – востока, севера и запада. Тьма была безгранична снизу и с трех сторон – востока, юга и запада.
Бог страны света Отец Величия обладает умом, пониманием, понятливостью, мышлением и раздумьем. Другие пять его качеств состоят в доброте, вере, верности, сострадании и мудрости. Все его качества древние. В стране тьмы также существовало пять извечных качеств, то есть густой дым (туман), разрушительный огонь, смертельный ветер (тайфун), грязь (грязная вода) и тьма. Когда эти извечные разрушительные качества соединились, из них появился Ахриман, или див, голова которого напоминала голову льва, тело – тело дракона, крылья – крылья орла, хвост – рыбий хвост, к тому же у него было четыре ноги.
И вот однажды Ахриман взвился в стране тьмы, проглотил все и ринулся в сторону севера. А так как между страной света и страной тьмы границы не существовало, то вдруг он увидел переливы света. Свет начал притягивать его к себе, и он захотел подняться выше и войти в страну света.
Отец Величия по причине своего знания понял намерение Ахримана и ради предотвращения его набега в страну света и сохранения в ней спокойствия решил отпугнуть врага своей «душой» («джан»), или как выражаются манихеи, своим «ман» (в переводе с фарси слово «ман» означает «я»). Для этого он излучил из себя существо, которое называют Матерью Жизни. Она, в свою очередь, вызвала к жизни Первочеловека, чтобы послать его в противостояние Ахриману. Первочеловек для осуществления битвы с Ахриманом вызвал к жизни своих пять сыновей: воздух, воду, огонь, ветер и свет. Каждый из этих сыновей является воплощением части светлой сущности Первочеловека, которые в битве Отца Величия с Ахриманом служат орудием битвы. Далее Первочеловек одел на себя воздух, воду и свет в качестве доспехов, завернулся в ветер, взял в руку огонь в качестве булавы и в таком облачении спустился в мир тьмы.

Ахриман тоже вооружился с помощью пяти элементов тьмы (смертельного ветра, разрушительного огня, грязи, дыма и темноты) и сошелся в битве с Первочеловеком. Когда Первочеловек увидел, что Ахриман жаждет поглотить свет, то отдал ему своих сыновей, чтобы немного утолить его нечеловеческий голод, и тем самым удержал Ахримана от вторжения в мир света. Таким образом, элементы тьмы поглотили элементы света, и в первой битве между светом и тьмой Первочеловек потерпел поражение от Ахримана, став окруженным тьмой.
Согласно воззрениям Мани, именно это поражение Первочеловека и его пленение миром тьмы являются основой «соединения», которое в конечном результате приведет к «спасению». Мани считал, что все то, что поглотила и взяла в плен тьма, является частью светлой сущности, которая мучается в заточении, и которая забыла о своем светлом происхождении. Тьма радуется овладению «частицами света» и старается как можно лучше охранять своих «пленников». Мани говорит, что битва Первочеловека с Ахриманом и пленение его сыновей миром тьмы произошло по осознанному повелению Отца Величия, в результате которого тот смог, пожертвовав частью своего света, проникнуть в самое сердце тьмы, чтобы, в конце концов, победить и разгромить ее.
Далее потерпевший поражение Первочеловек без чувств опускается на дно тьмы, но после того, как приходит в себя, для того чтобы выбраться из мира тьмы, издает крик и просит о помощи. Мать Жизни слышит его крик о помощи и просит Отца Величия спасти из плена тьмы и Первочеловека и его сыновей, то есть разбросанные частицы света.

Для этого Отец Величия создает другую группу богов следующим образом. Сначала он призывает к жизни Друга Света (Дусте Роушан), который вызывает Великое Строение (Бенае Бозорг) и Живой Дух (Рухе Зендех), в среднеперсидских текстах имя Великого Строения читается как «Ноушахр-афарин-изад», а имя Живого Духа – как «Мехр-изад». Для того чтобы во время смешения света и тьмы и постепенного высвобождения лучей света сохранялось спокойствие мира света (Старого Рая), Великое Строение (Ноушахр-афарин-изед) основывает новый город под названием Новый Рай, чтобы там собирались частички света, которые одна за другой высвобождаются из плена тьмы. Живой Дух (Мехр-изед) для спасения первого города идет к границе между светом и тьмой и, для того чтобы узнать место заточения света, издает громкий крик. Первочеловек слышит его зов и отвечает ему также громким криком.
Эти зов Спасителя и ответ Плененного, которые являются соответственно символами «приглашения» и «принятия приглашения», определяются двумя изедами, которых зовут Хоруштак и Падвахнак, и составляют в манихейской религии примеры принципов «приглашения к спасению» и «принятия этого приглашения». Узнав, где находится Первочеловек, Мехр-изед (Живой Дух) спускается в мир тьмы, подает ему свою правую руку, берет его за руку и вытаскивает из мира тьмы. Таким образом, Первочеловек вместе с Мехр-изедом возвращается в край света, то есть на свою родину.
Согласно религии Мани, Первочеловек является и «первым пленником» и «первым спасенным», а также примером освобождения творений мира света, плененных в темнице телесной оболочки и материального мира, от мучений. Душа каждого человека, согласно этому примеру, после пробуждения и получения представлений о своем истинном происхождении поднимается из темных глубин материального мира и телесной оболочки и с помощью Живого Духа и Матери Жизни направляется в сторону рая, или света.
После освобождения Первочеловека наступает очередь освобождения его сыновей, или пяти элементов, являющихся частью его существа и служивших в качестве его орудия битвы, но которые до сих пор находятся в плену мира тьмы и его темных элементов.

Для этого Мехр-изед решает создать материальный мир. Конечной целью создания этого мира является спасение светлых сущностей, заключенных в плену у тьмы. Для этого, согласно Мани, Мехр-изед с помощью своих сыновей – Царя Великолепия, Алмаза Света, Ангела Вестника, Царя Гордости и Украшения Воплощения – убивает главных дивов и создает из их кожи десять небес, из их мяса и отходов – восемь земель, а из их костей – горы. Наблюдение за небесами, землями и горами он поручает своим сыновьям. Затем Мехр-изед берет в плен других дивов, бросает их в заточение на небесах, а сам приступает к собиранию лучей света, разбросанных по миру тьмы. Из освобожденных чистых лучей света он создает Луну и Солнце, а из лучей, перемешанных с мраком, – звезды. Однако для освобождения света, который все еще находится в плену в сущностях дивов, требуется больше времени и сил. Для этого Мехр-изед просит помощи у Отца Величия, который в этот раз создает Третьего Пророка («Нарисех-изеда»).
В свою очередь, Нарисех-изед излучает из своей сущности 12 светлых дев, которые суть 12 знаков Зодиака. Эти светлые девы вместе с Первочеловеком помещаются на Луне, а Мать Жизни вместе с Нарисех-изедом и Мехр-изедом – на Солнце. Нарисех-изед приводит в движение корабли света, и вместе с круговоротом знаков Зодиака начинается упорядоченное движение мира. Из движения Солнца, Луны, звезд и 12 знаков Зодиака собирается система, задача которой – из-влечение частиц света из сердца тьмы, их очищение и пере-мещение в мир света. При этом Луна и Солнце служат как местом очищения освобожденного света, так и инструментом для его передачи в Новый Рай.
Таким образом, в первые 15 дней каждого месяца свет (светлая сущность) освобождается, и частицы светлых душ умерших благоверных людей с помощью Колонны Света выливаются на ковчег Луны, имеющей форму полумесяца. Так Луна понемногу наполняется и на 15-ую ночь становится полной. В течение последующих 15 дней частицы света постепенно переходят от Луны к Солнцу, и Луна вновь становится полумесяцем. Далее очищенные частицы света переходят от Солнца в Новый Рай, остаются там до окончания Смены Состояний, после чего направляются в Главный Рай.

Дивы (демоны), которые находятся в плену на небе, и которые во время битвы тьмы с Первочеловеком проглотили элементы света, все еще держат их в себе. Поэтому Нарисех-изед решил явиться к дивам в обманчивой форме следующим образом. Дивы женского пола при виде Нарисех-изеда, который является к ним в виде красивого юноши, приходят в та-кой восторг, что от этого восторга у них происходят роды раньше положенного срока. Дивы мужского пола при виде Нарисех-изеда, который является к ним в виде прекрасной девушки, роняют на землю свое семя с частицами света. Из семени дивов мужского пола (дословно «самцов») в мире вы-растают деревья и растения. Зародыши дивов женского пола (дословно «самок») поедают эти растения, и из них появляются наземные, водные и живущие в воздухе живые существа. Таким образом, согласно религии Мани, растения и животные, как и первая пара людей, появились в результате смешения семени нечистых дивов и плененного света. С тех пор светлые души живых существ в результате размножения одна за другой переходят от одной телесной оболочки в другую, так и оставаясь пленниками тьмы, потому что Ахриман путем Желания обманул первых людей и побудил их к многочисленному потомству, и таким образом наполнил мир Людьми, то есть Темницей Света. Поэтому, говорит Мани, для ускорения процесса «высвобождения света» из Темницы следует воздерживаться от производства себе подобных.
Манихеи период смешения света и тьмы называют Настоящим Временем. В этом Настоящем Времени история мира и человечества состоит из двух параллельных действий: смешения света и тьмы и постепенного высвобождения света. Настоящее Время должно закончиться Великой Битвой.
Во время Великой Битвы сыновья Мехр-изеда, в обязанности которых входит наблюдение за небесами, землями и горами, бросают их и рушат всю Вселенную, что приводит к огромному пожару, длящемуся 1468 лет. Во время этого пожара сотворенный мир, являющийся ареной смешения света и тьмы, погибает. И частицы света, которым суждено быть спасенными, выходят из сердца тьмы, принимают форму высокой статуи (колонны) и направляются в Новый Рай, а темная часть мира собирается в форме шара и погребается на дне нижнего мира тьмы под огромным камнем. Во время освобождения частиц света из темницы мрака Новый рай соединяется со Старым раем, и спасенные частицы света, наконец-то, встречаются с Отцом Величия. Тогда и начинается третий период под названием Будущее Время, когда свет и тьма – два извечных начала – возвращаются к первоначальному положению, то есть к совершенному разделению, и полное разделение этих двух начал, а также спокойствие, безопасность и вечность света становится конечным.

МАНИХЕЙСКИЕ ГРУППЫ И ИХ ОБЯЗАННОСТИ
Последователи Мани на основании опыта и старания в выполнении религиозных обязанностей делились на пять групп:

• Амузегаран («владеющие знаниями»), после лидера они занимали наивысшую ступень, и в каждый период времени их было не более 12 человек;
• Асисеган («епископы»), численность которых в каждый период была не более 72 человек;
• Махестеган («старшие», или «старейшины»), в каждый из периодов их было не более 360 человек;
• Баргозидеган («праведные»);
• Ногушаган («слушатели»).

Большинство наиболее трудных и сложных обязанностей и работы над собой возлагалось на два последние класса.
Обязательным для всех последователей религии Мани было соблюдение трех запретов, или трех «печатей»:
печать уст: воздержание от любых высказываний, которые могли бы расцениваться манихейским учением как богохульство, а также ограничения в еде (пост) – печать рта;
печать рук: запрет любых действий, которые могли бы принести вред животным и растениям (умерщвление животных, вырывание растений);
печать тела: запрет брака, абсолютное половое воздержание, подавление в себе любых плотских желаний.
Помимо «трех печатей» обязательным было воздержание от десяти видов деяний: идолопоклонничество, ложь, супружеская неверность, скупость, убийство, воровство, колдовство, сомнение в религии, халатность в исполнении религиозных обязанностей и обман манихеев.

mani 4.jpgmani 5.jpg
Две манихейские рукописи: слева – манихейские музыканты, справа – манихейские писари

Ногушаганы (слушатели, или простые члены религиозной группы) обязаны были совершать молитву четыре раза в день: на рассвете, в полдень, на закате и вечером. Во время дневных молитв они становились лицом к Солнцу, а в вечерние молитвы – лицом к Луне. Перед молитвой они проводили ритуальное омовение водой, а в случае отсутствия воды – протирали тело землей или песком. В воскресные дни каждой недели, а также в течение одного месяца в году проводились посты. Также, ногушаганы обязаны были делать семь видов пожертвований и отдавать 1/10 часть своего имущества на содержание духовенства более высоких разрядов.

mani 6.jpg
Мани в окружении манихейских святых

Три других манихейских класса проживали вместе в «дейрах», то есть в монастырях. Один раз в день они съедали порцию пищи неживотного происхождения, в приготовлении которой они лично не участвовали, и не имели права на более чем одну порцию пищи в день и на более чем одно одеяние в год. Одним из наиважнейших их обязательств считалось путешествие пешком. Их религиозными днями считались два дня – воскресенье и понедельник (дни Солнца и Луны). Также они обязаны были соблюдать некоторые особые заветы: жизнь в бедности, воздержание от употребления в пищу мяса и спиртного, воздержание от грубости и жестокости, а также стремление к истине, – все это считалось наиважнейшим их долгом. Все представители этих более высоких классов должны были молиться семь раз в день и, кроме одномесячного поста, обязаны были поститься еще в пять понедельников в году. В конце месячного поста они проводили великий праздник под названием Иде-Бема. По манихейскому поверью, в день Бема душа Мани поднялась на небо и соединилась с основным первоначальным светом. В эту ночь они собирались вокруг трона Мани, на котором находилось его изображение, и согласно своей религиозной традиции, исповедовались в своих грехах.

МАНИХЕЙСКИЙ ВЗГЛЯД НА ПУТЬ ДУШИ ПОСЛЕ СМЕРТИ
Манихеи верили, что после смерти душа человека возносится к престолу справедливого судьи и, согласно деяниям человека, измеряемым на весах Добра и Зла, а также по книге человеческих деяний, перед ней открывается три дороги:
• Путь Жизни (Новый Рай);
• Путь Смешения (возврат в мир);
• Путь Смерти (ад).
Когда умирают благоверные из класса Баргозидеган и из других более высоких классов, которые отделили свой светлый дух от мрачной телесной оболочки, Первочеловек посылает им на встречу Ангела Сопроводителя вместе с тремя другими ангелами, держащими в руках кувшин с водой, одежду, корону из света и венец из цветов. Эти ангелы надевают на душу благоверного специальные одежды, на ее голове закрепляют корону и кладут венец, дают ей в руки кувшин с водой и ведут ее в колоне света под названием Колона Восхваления к Луне, где душу ждет Первочеловек. После этого душу благоверного ведут в Новый Рай. Но когда умирает человек из класса Ногушаган, его душу по причине неполного очищения возвращают опять к жизни в мире. Болезненный период перевоплощения души манихеи называют Самсара. Круговорот переселения души продолжается до тех пор, пока душа не очистится полностью и не станет достойной соединения с Миром Света. Ну и, конечно же, все неверующие и грешники идут по пути смерти и направляются в ад.

РАЗОБЛАЧЕНИЕ МАНИ И ЕГО РЕЛИГИОЗНОЙ ЕРЕСИ

Коптские тексты инициативу осуждения деятельности Мани приписывают магам (зороастрийским жрецам), которые составили жалобу на Мани и направили ее придворному зороастрийскому жрецу Картиру, а тот передал ее шахиншаху. Помимо всего прочего в жалобе говорилось: «Мани учил против нашего закона». Здесь следует заметить, что признанная государственной зороастрийская религия, которой руководили маги, называлась «законом», а преступления против закона религии рассматривались как «преступления против Бога» и строго карались.
Мани получил приказ – явиться к шаху, и, предчувствуя скорую смерть, сказал своим последователям: «Смотрите на меня и насыщайтесь мной, дети мои. Ибо телесно удаляюсь от вас» (Манихейские проповеди).

mani 7.jpg
Спор Картира и Мани во дворце шахиншаха Бахрама I

Наслышанный о деяниях Мани, шах Бахрам I принудил «апостола света» вступить в открытый спор со своим верховным жрецом, великим мобедом Картиром, чтобы перед народом доказать всю ложность манихейского учения. Зороастрийский жрец Картир знал, как силен Мани в религиозных спорах, как убедительны его проповеди, и потому потребовал от Мани показать одно из его знаменитых чудес (говорили, например, что Мани и манихеи умели проходить сквозь огонь, пить расплавленный свинец, парить над землей, мгновенно исчезать из виду). Но Мани не согласился на требование своего противника решить дело судом Божьим – испытать истину посредством глотания расплавленного свинца, и не показал никаких чудес в оправдание своей веры.
Бахрам I объявил Мани опасным вольнодумцем, который возмущает спокойствие в его царстве, что может привести царство к разрушению, а потому, прежде всего, необходимо, чтобы он сам (Мани) был разрушен, дабы предупредить дальнейшие последствия, и приказал заключить Мани в оковы. Три цепи наложили на его руки, три пары кандалов на ноги и одну цепь повесили на шею. Затем оковы запечатали и отвели его в тюрьму. Этот способ наложения оков хорошо знаком из христианских деяний мучеников. Скованный таким образом Мани провел время с 19 января по 14 февраля 276 года (старого стиля). В течение этих 26 дней Мани, по древнему восточному обычаю, позволяли видеться и говорить со своими учениками. Он чувствовал, что близится его конец, и потому дал своим ближайшим ученикам необходимые указания. На этом силы 60-летнего Мани исчерпались. Его тело, ослабленное постами и бичеваниями, не могло больше выносить тяжесть оков, и он умер от истощения.
После этого, говорят, шах отдал приказ проткнуть тело Мани горящим факелом, чтобы точно определить, действительно ли умер ненавистный глава секты. После этого мертвое тело было разрезано на куски, и отрубленную голову поместили над воротами города. Земные останки позднее были захоронены верными учениками в Ктесифоне. Согласно другой версии, Мани был обезглавлен, а из его кожи было сделано чучело, повешенное в городских воротах. Иные данные утверждают, что кожа была содрана с живого Мани.
Но как бы там ни было, после мученической гибели Мани был обожествлен своими последователями, которые объявили его «истинной мессией» (спасителем) в отличие от Христа. Манихейские общины были изгнаны из Ирана и рассеялись по всему миру, оказав существенное воздействие на некоторые религиозно-философские концепции и сектантские движения средневековья, как в Азии (особенно в Китае), так и в Европе (альбигойцы, богомилы, катары, павликиане и пр.).

КАРТИР – ВЕРХОВНЫЙ ЗОРОАСТРИЙСКИЙ ЖРЕЦ,
РАЗОБЛАЧИВШИЙ МАНИХЕЙСКУЮ ЕРЕСЬ

kartir.JPG
Картир,верховный зороастрийский жрец

Изначально человек по имени Картир был обычным младшим жрецом в Храме Огня, но со временем достиг такого выдающегося положения, что стал высшим священнослужителем, получил высокий социальный статус, причислявший его к высшей знати – аристократии строго кастового Сасанидского общества, стал «Главным судьей империи» и «Хранителем Храма Огня Адур Анахад» в городе Истахр.
Картир на протяжении всей своей жизни стремился к тому, чтобы сделать зороастризм государственной религией Персидской империи, боролся против религиозного господства на территории Ирана евреев, христиан и буддистов, но особенно активно выступал против еретического учения Мани.
Возросшие полномочия во власти позволили верховному зороастрийскому жрецу Картиру поместить свое изображение рядом с изображением Шапура на скальных рельефах в Нагше-Раджаб, сопровождаемое личной надписью Картира на средне-персидском языке. На этом рельефе Картир смотрит в направлении шаха Шапура и делает жест благословения с помощью поднятого вверх указательного пальца.
Картир выгравировал также еще две надписи: одну на стене Каабы Заратуштры в Нагше-Рустам, другую – в Сар Машхаде. В их текстах Картир написал как о своих ранних священнических действиях во времена правления Ардашира и Шапура, так и о своем последующем возвышении в исполнительной и судебной власти во времена Хормозда, Бахрама I и Бахрама II. На всех наскальных рельефах (например, на нескольких рельефах Бахрама II) Картир носит высокий венец, головной убор знати, украшенный его знаками отличия, и выглядит, как ни странно, безбородым.
В своей наскальной надписи Картир возвещает следующее:

«Я сделал эту надпись по той причине, что я, Картир, начиная с давних пор, заслужил свое высокое положение в результате многих дел, касающихся служения Огню и исполнения магических церемоний во времена правления различных шахов и визирей. Мое собственное имя многократно писалось в различных государственных документах, и любой, кто в будущем сможет увидеть эти документы, должен знать следующее. Я – это тот Картир, которого при шахе шахов Шапуре называли «Картир, мобад и хирбад», при шахе шахов Хормозде и шахе шахов Бахраме I (сыновьях Шапура) называли «Картир, мобад Ахура-Мазды», а при Бахраме II – «Картир, чья душа (Изад) спасла Бахрама, мобад Ахура-Мазды».

ЗОРОАСТРИЙСКОЕ БОГОВЕДЕНИЕ ОТ ДРЕВНЕЙШИХ ВРЕМЕН ДО НАШИХ ДНЕЙ

zor.jpg
Монак джи Нуширван джи Дехала,
великий зороастрийский дастур (жрец),
один из просвещенных ученых-зороастрийцев Индии и Пакистана,
один из основателей изучения авестийского и пехлевийского языков
и культуры Древнего Ирана

(Дополнительная информация о Мани и религии манихейства цитируется по книге: Монак Джи Нуширван Джи Дехала «Зороастрийское боговедение от древнейших времен до наших дней». Перевод на фарси мобада Ростама Шахзади. Тегеран: Изд.-культ. центр «Фравахар», 1377 (1998). Перевод с фарси Бобрицкой Т.Ч. (2003) под литературной редакцией Малаховой Н.М. (на русском языке книга не издавалась).
ﺧﺪﺍﺷﻧﺎﺴﻰ ﺯﺮﺗﺷﻰ (ﺍﺰ ﺒﺎﺴﺗﺎﻧﻰ ﺗﺭﻳﻥ ﺯﻤﺎﻦ ﺗﺎ ﻜﻧﻭﻥ). ﻧﻭﺷﺗﻪﻯ ﻣﺎﻧﮏ ﺠﻰ ﻧﻭﺷﻳﺭﻭﺍﻥ ﺠﻰ ﺪﻫﺎﻻ (ﺪﺴﺗﻭﺭ ﺒﺯﺭگ ﭙﺍﺭﺳﻳﺎﻥ ﭙﺍﮐﺳﺗﺎﻥ(. ﺒﺭ ﮔﺭﺩﺍﻥ ﺒﻪ ﻓﺎﺭﺴﻰ ﺪﺳﺗﻭﺭ ﺮﺴﺗﻢ ﺷﻬﺯﺍﺩﻯ. – ﺗﻫﺮاﻦ ، ﻤﻭﺴﺴﻪﻯ ﺍﻧﺗﺷﺎﺮﺍتی-ﻓﺭﻫﻧﮔﻰ ﻓﺭﻭﻫﺭ، ١٣٧٧.)

МАНИ
Этот непростой человек родился во времена правления Ардавана, последнего парфянского шаха. Мани в 13-летнем возрасте получил первое откровение и сразу же стал претендовать на пророческую миссию. Мани назвался последним пророком и во время правления падишаха Ардашира из рода Бабаков начал свою религиозную деятельность. В период правления Шахпура I он с такой силой и мощью воплотил в жизнь свои претензии, что смог даже самого падишаха обратить в свою религию. Религия Мани одновременно с официальной религией страны, то усиливаясь, то ослабляясь, просуществовала вплоть до вступления на престол султана Бахрама I, и за этот период смогла прочно закрепиться в умах людей, став в то же время сильным противником зороастрийской религии. Поэтому национальное духовенство Ирана с неистовством побудило падишаха восстать против религиозной группировки Мани, чтобы силой затушить огонь этого мятежа.
По словам Мир-Хонда и Якуби, падишах предложил Мани и великому зороастрийскому жрецу того времени подвергнуть себя божественному судейскому испытанию и позволить пролить им на грудь некоторое количество расплавленного олова. Тот, кто выйдет из него невредимым, и будет прав. Но так как Мани не принял это предложение, в 276–277 гг. н.э. с него сняли кожу, и таким образом убили.
После убийства Мани манихейский заговор в Иране перестал существовать. Однако его убеждения и идеология не были уничтожены, и последователи манихейства распространили идеи Мани до самых отдаленных уголков Востока, в частности, до Китая, как и в самые отдаленных уголки Запада. Так что какое-то время манихеи были сильными противниками христианству и заняли положение, похожее на то, в котором находилась до этого персидская религия митраизма (мехрапоклонничества) на Западе. Пехлевийские авторы в своих сочинениях сильно нападали на Мани и его последователей, считая Мани друджем, то есть вероотступником и богохульником, и в книге «Динкард» он был назван «из рода дивов», а его последователи – «обманщиками, безмозгими, колдунами и сбивающими с пути».

ФИЛОСОФСКАЯ СИСТЕМА МАНИ
Мани в своем религиозном учении объединил зороастрийские, буддийские, христианские и гностические верования сирийцев, но, следует заметить, его религиозные принципы совершенно отличались от зороастрийских. Например, его поучения, абсолютно противоречащие зороастрийской религии, заключались в ведении аскетичного образа жизни, полном затворничестве, самобичевании, постоянном посте и нищенской жизни, – каждое из этих требований манихеев мы будем отдельно сравнивать с зороастрийской религией.

МАНИ СЧИТАЛ ПЛОТЬ ИСТОЧНИКОМ ЗЛА,
А САМОБИЧЕВАНИЕ И АСКЕТИЗМ – ДОСТОИНСТВАМИ

Мани был убежден в том что, поскольку человеческое тело было сделано из материи, то оно является источником всяческого зла и порока. Основываясь на этом предположении, он не верил в наступление дня Страшного суда, или окончательного воскрешения из мертвых человеческих тел. В религии Мани все телесные желания считаются причиной бед и корнем зла, поэтому Мани советовал подавлять все телесные прихоти и желания. Мани учил своих последователей сторониться всяких телесных наслаждений и желаний, никогда не отдыхать и не развлекаться. К примеру, он сказал, что тело человека похоже на сороконожку, у которой каждая ножка порождает какое-то желание, и если одну ножку оторвать, то остаются другие, и она опять может продолжать двигаться. Эти «телесные ножки» – похоть, страсть, мечта о том, чтобы иметь жену и детей, имущество, дом, легкую спокойную жизнь и другое. Человек никогда не освободится от этих желаний, разве что если бросит все и уйдет в уединенное место, где до него не будут доходить печали и радости всего мира.
Но такая жизнь, к которой направляет Мани, не будет ничем другим, как сном, иллюзией и отвлеченным представлением. Ибо кто же тот человек, который, разорвав связь с семьей, ненавидя общество, живя в уголке леса или пустынной степи, терпя голод и жажду, убивая в себе желания, может с легкостью фантазировать и достигнуть душевного успокоения, – разве что тот, кто освободит себя от тела и плоти.
Зороастрийская религия вместо подавления желаний учит нас подчинению себе своих прихотей и желаний, как и контролю над ними. И хотя в пехлевийской литературе не наблюдается следов отрицания аскетизма, самобичевания, телесных и душевных мук, однако тело не считается созданием Ахримана. В зороастрийской религии тело и плоть не являются злом, и присутствие жизни в теле не считается смертью духа, и даже наоборот, Зартошт придавал телу такое же значение, как и душе, считая, что здоровый дух может быть только в здоровом теле. Человек лишь тогда может выполнять свой религиозный и нравственный долг, когда его тело будет здорово. Каждый правоверный зороастриец всегда просит у Господа здоровья в теле и долгой жизни, чтобы суметь стать достойным рая после смерти.
Достижение духовного и нравственного совершенства не будет возможным без обладания здоровым и трудолюбивым телом. В «Динкарде» говорится, что также как всадник должен хорошо владеть своей лошадью, так и потребность души состоит в том, чтобы господствовать и управлять своим телом, и каждый раз, когда душа не сможет совладать со своим телом, тело устремится к заблуждению, греху и небытию.
Но и тот, кто в этом мире будет стремиться лишь к благодати, радости и веселью, лишится веселья и радости своей души в обоих мирах.
Адарбад, величайший из зороастрийских жрецов Сасанидского периода, говорил, что тот человек, который в этом мире будет стремиться к могуществу и здоровью своей души, его тело тоже будет здоровым в этом мире, и его душа будет радоваться в мире ином. Благодетельный человек по-стоянно заботится о воспитании своего духа, а грешник лишь о том, чтобы лелеять свое тело. И хотя телесное и душевное здоровье – непременный фактор хорошей жизни в этом мире, но если человек по какой-то причине не сможет иметь здоро-вое тело, он должен, по крайней мере, позаботиться о духовном здоровье. Хотя тело считают тюрьмой для духа, однако дух без тела не может ничего делать. Да, душа должна управлять телом, однако при этом тело нельзя считать низменным.
По словам Аша Зартошта, поскольку люди в этом мире подобны воинам, которые должны в течение всей жизни вес-ти священную войну со злом и пороком, то необходимым условием для ведения этой полноценной священной войны является обладание здоровыми и сильными телом и душой.
В Авесте сказано, что чистота тела – это благочестие души. У аскетов и отшельников нечистое тело и грязная одежда считаются достоинствами, а в зороастрийской религии это считается грехом и пороком: нечистота тела – это нечистота души. Тот, кто стремится к бичеванию и ослаблению своего тела, делает слабой и немощной свою душу.
Монашество также не входит в зороастрийскую религию, такой образ жизни был распространен в Иране среди христианских женщин и мужчин во времена Парфян и в период Сасанидов, а также имел хождение в ассирийской религии. Но, так как зороастрийская религия была против такого рода жизненной философии, это не смогло проникнуть в повседневную жизнь зороастрийцев.

В ИРАНЕ БЕЗБРАЧИЕ В РЕЛИГИИ МАНИ СЧИТАЛАСЬ ДОБРОМ,
А В ЗОРОАСТРИЙСКОЙ РЕЛИГИИ – ЗЛОМ

В религии Мани безбрачие, как для мужчин, так и для женщин, считалось одним из наивеличайших и благих ка-честв. И один из советов Мани своим религиозным последо-вателям был тот, что они должны жить в безбрачии, и на пути стремления и любви к Богу одержать победу над любыми по-хотями и дьявольскими желаниями в самих себе.
Аль-Бируни пишет: «Мани считал, что супружеская жизнь противоречит благочестию и воздержанию, воспринимал ее как нечистую и неприличную. Он был убежден, что, так как супруги увеличивают количество человеческих страстей, то в результате они пленяют чистых духов в своем теле, как в клетке, и мешают возвращению этих чистых духов к Богу, то есть к своему источнику».
Безбрачие всегда противоречило принципам зороастрийской религии, и ни в один из исторических периодов такой образ жизни не предписывался, и даже приказывалось, чтобы зороастрийские религиозные лидеры имели семью – жену и детей (Вендидад, р. 4, п. 47). А помощь в организации свадеб бедных девушек и парней считалась одним из добрых дел. Геродот пишет: «Иранские падишахи дарили подарки многодетным родителям». Во времена Шахпура II зороастрийские жрецы обвинили одного из христианских священников по имени Мар Шиман в том, что он запрещал людям жениться и иметь детей. Во времена Яздгарда II подобная пропаганда тоже считалась грешным делом. Зороастрийские жрецы говорили, что если люди будут ей следовать, то человеческий род на земле вымрет и прекратит свое существование.
В общем-то, в манихейской религии безбрачие принято не было, и лишь некоторое число религиозных лидеров и фанатиков этой религии приняли безбрачие и следовали этому, в то время как зороастрийцы в противоположность манихейству считали такой образ жизни противоречащим благочестию и никогда не считали его позволительным даже для своих религиозных лидеров.

ИЗНУРЕНИЕ СЕБЯ ПОСТОМ И ВОЗДЕРЖАНИЕМ
В РЕЛИГИИ МАНИ СЧИТАЕТСЯ ДОСТОИНСТВОМ,
А В ЗОРОАСТРИЙСКОЙ РЕЛИГИИ – ГРЕХОМ

Мани считал соблюдение поста одним из способов для прощения грехов, и потому в манихейской религии время соблюдения постов и воздержание в приеме пищи занимало почти четверть года. В то время как, согласно учению Аша Зартошта, человек может удовлетворить Ахура-Мазду только при помощи восхвалений (молитв) и служения народу. В истории Древнего Ирана соблюдение поста, воздержание и самобичевание не только не было частью учения, но даже считалось греховным (Саддар, р. 833, п. 1–6).
В зороастрийской религии говорится, что тот человек, который не поел, не может полноценно поддерживать в своем теле силу и здоровье. Такой человек отстанет в выполнении своего религиозного долга и служения своим собратьям. Телесное здоровье – это здоровье души, и здоровый дух живет в здоровом теле. Человек в этом «враждующем» мире – солдат, который должен постоянно сражаться на стороне добра против сил зла, а солдат, не имеющий телесных и душевных сил, не может, как следует, выполнять свои религиозные и мирские обязанности.

В ЗОРОАСТРИЙСКОЙ РЕЛИГИИ
ЗАПРЕЩЕНА ЖИЗНЬ В БЕДНОСТИ И НИЩЕТЕ

По законам манихейской религии духовенство и религиозные лидеры должны были сторониться всех вещей, принадлежащих светской жизни, как и удовлетворения всех своих плотских желаний. Поскольку, по мнению Мани, плоть грязна и ее желания не чисты, то необходимо постепенно устранять все эти нужды.
Мани называет богатство и собственность источниками обмана и заблуждения, а жизнь в бедности считает путем спасения человечества. Он говорит, что тот, кто ищет дорогу к истине, не должен думать о том, как достать хлеб насущный и средства к пропитанию, но должен дервишским и нищенским путем поддерживать в себе жизнь.
В зороастрийской религии такой образ жизни был запрещен, так как он становился причиной обеднения народных масс и увеличения нужды в обществе. Наоборот, было предписано накопление имущества, нажитого честным путем и обогащение путем труда и стараний. Но, согласно «Динкарду» (книга 3), алчность в приобретении собственности и жадность в накоплении огромного богатства и его потреблении, транжирство и расточительство считаются грехом.
При этом духовное богатство считается лучше, чем богатство мирское. Чтобы собрать мирское богатство человек должен думать, что у него для этого есть в запасе тысяча лет, но чтобы накопить богатство духовное, науку, знания и культуру, он должен представлять, что проживет в этом мире лишь несколько дней, не больше («Динкард», том 13). Однако богач, который использует свое богатство для благотворительной деятельности и помощи другим людям, лучше того ученого, который не использует свои знания для того, чтобы указывать путь и служить народу («Динкард», т. 13, стр.142). Богачи не должны настолько возгордиться своим богатством, чтобы смотреть на бедных и нуждающихся пренебрежительным взглядом, ибо мирское имущество и собственность каждое мгновение рискует быть уничтожен-ным.
Джамшид, имея все свое имущество и богатство, не смог забрать его с собой в мир иной, ведь после смерти используется запас благих дел, а не земное богатство. Счастье в загробном мире нельзя приобрести с помощью денег, имущества, взяток, а лишь путем служения людям и с помощью совершения благих поступков («Советы Хосро Кэ-бадана»).

nadpis.jpg
«Каменные письмена» древних – память о предках, назидание потомкам

О ЛЖЕУЧЕНИЯХ И МАНИХЕЙСКОЙ ЕРЕСИ
В течение всего времени существования зороастризма появлялось множество лжеучений, ставивших под сомнение те или иные его положения. Большая часть их не дошла до нашего времени, но одно псевдоучение, хотя и не сохранилось в чистом виде, все же пережило века. Речь идет о манихействе, лжеучении лжепророка Мани, жившего в Персии в III веке нашей эры (интересно, что в «Философском энциклопедическом словаре» 1983 года издания нет статьи, посвященной зороастризму, зато есть статья, посвященная манихейству, не вскрывающая, впрочем, его сути и не осуждающая его).
Мани был не просто лжепророком, а гениальным лжепророком, и поэтому, хотя его учение трудно назвать целостным и до конца непротиворечивым, отдельные положения этого учения использовались последователями самых разнообразных религий и философских систем. Мани сформулировал практически все возможные искажения зороастрийского учения, и если бы потребовалось найти учение, полностью противоположное зороастризму, то манихейство, или манихейская ересь, было бы вне конкуренции.
Рассмотрим его основные положения.
1. Добро и Зло, Бог и Дьявол реально существуют и равны между собой. Бог нас награждает, а Дьявол нас испытывает. Это две огромные силы, и человек не может уничтожить Зло, а потому должен молиться и тому, и другому добрыми и злыми поступками. Можно грешить, но необходимо и каяться. Иначе обидишь или того, или другого. То есть человеку позволено все.
2. Зло в мире необходимо для того, чтобы лучше проявилось Добро. Как тень нужна свету, чтобы свет был заметней, так Дьявол нужен Богу, поэтому к Злу надо относиться нормально, позволять ему проявляться, чтобы более полно осознать Добро.
3. То, что у нас, в земном мире, хорошо, то для Космоса, то есть для Бога, плохо, и наоборот. Если мы здесь делаем добро, то там это – зло. А то, что здесь – зло, там – добро. Как вариант: Добро и Зло существуют только здесь, в Космосе же такого деления нет.
4. Наш материальный мир находится в страдании, он несовершенен, а значит, он создан Дьяволом. Разве мог Бог создать такой несовершенный мир? Нет, не мог – значит, материя создана Дьяволом. Чтобы нам вырваться из этого мира, нужно уничтожать его и освобождать свою бессмертную душу. Например, умерщвлять свою плоть, кончать жизнь самоубийством. Из истории известны случаи массового самоубийства последователей манихейства. Но можно и иначе – развратничать, пить, гулять, и твоя чистая освободившаяся душа полетит к Богу. Наконец, еще один путь – распространять учения, призывающие к разрушению мира, но это уже путь для лжеидеологов.
На самом же деле мир целостен, он не может быть расколот, а Зло – это следствие изначального свободного выбора каждого человека. Именно против этого выступал Мани, утверждая следующее: не важно, как верить, важно, во что верить; можно следовать любой религии, но главное исповедовать равенство Добра и Зла, Бога и Дьявола. Вот основная суть манихейской ереси.
Отдельные положения манихейства встречаются сейчас во многих учениях, даже если их пророки не знают или не говорят о Мани. Манихейство глубоко повлияло на ислам-ских мистиков, оставило след в христианстве. Так, Блаженный Августин, бывший в свое время одним из иерархов манихейства, но затем якобы оставивший его, утверждал, что Зло необходимо для лучшего проявления Добра. К манихейству, в конечном счете, сводится и известное положение о том, что цель оправдывает средства. И хотя учение Мани было разоблачено еще при его жизни, а его самого казнили (кстати, напрасно, ибо, сделав его жертвой, дали стимул к распространению лжеучения), дело Мани живет по сей день и, к сожалению, очень часто побеждает.
«Гениальность» манихейства (недаром зороастризм рассматривает Мани как одного из предтеч Антихриста) позволяет использовать его как довольно универсальный критерий для оценки того или иного учения. Если в этом учении встречаются приведенные выше постулаты Мани, можно смело утверждать, что оно ложно и не приведет вас к Свету.
Второй признак ложности учения – лишение человека изначальной свободы выбора. Если учение требует от своих приверженцев отказа от земной жизни, фанатичного служения ему, передачи учителю своего состояния, требует суровой кары вплоть до смерти для отступников, призывает к уничтожению не поддерживающих его людей, то есть смысл серьезно усомниться во всем этом учении в целом.
И, наконец, третий признак лжеучения – чрезмерное возвеличивание учителя, объявление его святым, или самим Богом. Нельзя создавать себе кумира на Земле, возводя в фетиш личность пусть даже очень знающего учителя. Ведь даже Иисус Христос никогда не называл себя Богом, а всегда – Сыном Человеческим. Учитель, позволяющий себя возвеличивать, присваивающий себе черты Бога, – это лжеучитель, даже если то, что он говорит, кажется весьма привлекательным. Настоящий учитель должен всегда трезво оценивать свою личность и всячески разрушать легенду о своей непогрешимости. Он обязан охранять право свободы выбора своих учеников, даже если они очень хотят эту свободу потерять, переложив на учителя всю ответственность за принятие решений.

Кстати, не надо обольщаться и так называемыми сверхспособностями некоторых учителей, которые нередко считаются признаком богоизбранности. То, что сегодня считается сверхспособностями, раньше было доступно многим. В настоящее время эти методики в большинстве своем утеряны. Никакие выдающиеся способности не являются ни хорошими, ни плохими по своей сути, как не может считаться хорошим или плохим, например, зрение. Это дар божий, но как человек распорядится этим даром, зависит от самого человека, от его свободного выбора. Очень часто, наоборот, проявление уникальных способностей (естественным или искусственным путем) приводит человека к греху гордыни, к духовному выбору в сторону Зла.

Я отправлюсь на небеса, и мое пребывание в небесных просторах растянется на год; через год я спущусь с небес на землю и принесу вам весть от Бога…

(«Небесное путешествие Мани»)
Мирхонд «Истории Сасанидов»

Разделы: 
Rus
vkcomment: 
Содержимое:
28 Зем день.
04 Тиштрии месяц.
3757 год ЗРЭ

Зем день (Ав. Зем) Земля.

День начался с восходом солнца в Санкт-Петербурге в: 04:07
Завтрашний день начнется в: 04:09
Сейчас время молитвы !
Текущее время Ушахин-гах, осталось 02:51 часов.
Хаван-гах будет в 04:09 часов.

Традиционные зороастрийские праздники

Зервано-зороастрийские праздники